Мы в социальных сетях

Главная Об Алматы Интересное событие Об Индии Разные статьи


Алматы весной




»Карта Алматы


Новое: Сколько фонтанов в Алматы?
(10.08.2017)
Сколько лет истории фонтанов Алматы?
(10.08.2017)
Как снимают «Балуана Шолака»
(01.07.2017)

23.06.2014 г. © Алоис Назаров. Перепечатка запрещена.


22 июня 1941 года и первая неделя войны в Алма-Ате

22 июня 1941

Алматы на карте
Тема первого дня Великой Отечественной войны в городах и весях бывшего СССР, конечно, не нова. Но мы будем обращаться к ней до тех, пока живет в нас память о героизме наших дедов и отцов, бабушек и матерей – как на фронтах, так и в тылу. Возможно, кто-то когда-то писал и о том, как известие о начале войны встретили жители Алма-Аты, как в городе прошла первая неделя войны. Однако позволю себе снова написать об этом, обратившись к старым подшивкам газет. Для ознакомления с ними я пошел в Центральную научную библиотеку Казахстана. К сожалению, из местных газет за 1941 год там есть только «Казахстанская правда».


Последний мирный и экстренный выпуски

22 июня 1941 года советские газеты вышли еще «мирными». В них нет ни слова о начавшейся войне. Это объясняется особенностью производства газет. В печать они подписывались обычно к полуночи, набирались и печатались ночью суток выхода. То есть номер за 22 июня был подготовлен до известия о начале войны. «Казахстанская правда» не была исключением.

Хотя о войне и в номере за 22 июня 1941 года тоже писалось. Но это были чужие войны – в Китае, в Африке, в Европе. В целом же номер за 22 июня – «мирный». На следующий день в СССР должны были отметить десятилетие речи Иосифа Сталина о шести условиях развития социалистической промышленности. Соответственно на первой странице – передовица на эту тему и тут же портрет вождя. На четвертой странице предлагалось почитать статью профессора Орлова о вымерших беспозвоночных Казахстана. Ниже – сообщение о вскрытии гробницы Тимура в Самарканде. (Разбор известной конспирологической теории, что именно это событие привело к развязыванию войны, оставлю в стороне.) В театре оперы и балета приехавший из Иваново театр музыкальной комедии должен был давать жизнерадостные спектакли «Терезина» и «Принцесса цирка». В кинотеатрах шли фильмы «Песня о любви», «Парень из тайги», «Салават Юлаев».

Первый военный номер «Казахстанской правды» – 23 июня 1941 г. Вышел экстренный выпуск на двух полосах. В Центральной научной библиотеке в Алматы его нет, но он в отсканированном виде есть в Интернете. Его разместил Илья Ижанов, представляющийся в сети как казах из Москвы. Сканы размещены в его блоге ilya.kazakh.ru для дальнейшего использования теми, кому это интересно.

Экстренный выпуск «Казахстанской правды» (нажмите на фото для увеличения)



Речь Молотова

В полдень 22 июня 1941 года по радио выступил с речью В. М. Молотов – народный комиссар иностранных дел СССР заместитель председателя Совнаркома СССР, член Политбюро ЦК ВКП(б). Он официально сообщил советскому народу о нападении фашистской Германии на Советский Союз и объявил о начале отечественной войны против агрессора. Его речь длилась около девяти минут. Предлагаю ее запись.



Подъем патриотизма

В первую неделю войны в одном из номеров «Казахстанской правды» напечатана статья «Добровольцы» техника-интенданта 2-го ранга К. Бойко-Северова. На мой взгляд, она весьма точно передает реакцию жителей Алма-Аты на известие о начале войны, показывает небывалый подъем патриотизма.

Отзвучали последние слова речи товарища Молотова. Не прошло и пяти минут, как во Фрунзенский районный военкомат гор. Алма-Ата начали приходить военнообязанные. День был выходной. С утра алмаатинцы разъехались на отдых по паркам, на озеро, в дома отдыха, в горы. Но всюду, где были радиорупоры, они узнавали о вероломном нападении фашистов и устремлялись в свои военкоматы.

Первым пришел командир запаса М. А. Васильев. С видимым волнением он говорил:

– Я хочу быть отправленным на фронт в первую очередь. Не откажите мне…

Прибежал моряк запаса тов. Осетровский. Только что он купался, его волосы еще мокры.

– Я не написал, я сразу с озера. Прошу вас, примите мое устное заявление: хочу на фронт!

С такими же страстными заявлениями приходят один за другим граждане нашего города, славные советские патриоты – рабочий Л. Е. Гребенщиков, шофер Б. Е. Королев, инженер-строитель Г. Г. Лучинский, топограф Ю. П. Омелянский, младший командир запаса М. Н. Рогов и многие другие.

Двенадцатый час ночи. Поток добровольцев не прекращается. В военкомат заходит молодая девушка Е. А. Козьмина. Она горячо упрашивает военкома записать ее в список добровольцев.

Чем только смогу быть полезной на фронте, все буду выполнять. Могу перевязывать раненых, могу быть стрелком.

Наступает 23 июня. Два часа утра. Три часа утра. Патриоты социалистической Родины продолжают приходить с заявлениями.

Начинают приходить телеграммы. Шлют их отпускники и командировочные. Они сообщают свои точные адреса и просят немедленно их вызвать. Телеграммы идут со всех концов страны – из Ленинграда, с озера Зайсан, с курортов.

Наступило утро нового дня. Город живет обычной трудовой жизнью. Но в любой момент его граждане готовы итти на фронт.


В первую же неделю войны на страницах «Казахстанской правды» публикуются подборки телеграмм и заявлений с просьбой отправить на фронт. Секретарь партбюро табачной фабрики К. Демченко сообщил, что за один день, 23 июня, поступило 23 заявления от трудящихся, требующих отправки их на фронт.

Приведу свидетельство инженера Глеба Дмитриевича Булаха (1900–1981). Еще до войны он попал в Казахстан в административную ссылку как неблагонадежный (раз в неделю он был обязан отмечаться в НКВД). В силу этого ему каких-то особых симпатий к советскому строю приписать невозможно, как и невозможно упрекнуть в том, что выдумал что-то. Он пишет о подъеме патриотических чувств, который испытывал сам. В те дни Глеб Булах жил и работал в Илийске (прежнее название Капчагая), где строил мост через Или. Рукопись его воспоминаний хранится в Музее истории Санкт-Петербургского университета путей сообщения и в Русской мемуарной библиотеке Общественного фонда А. И.Солженицына в Москве. В сети я нашел текст этой рукописи, которую процитирую.

В воскресенье 22 июня 1941 года я должен был ехать в Алма-Ату на очередную явку в НКВД. Рано утром, когда в Москве ещё была ночь, на полуторке, сидя в кабине шофёра, я выехал из Илийска. В кузове машины вместе со мной ехали в город для домашних закупок несколько рабо­чих и их жёны.

На полдороги между Илийском и Алма-Атой наша машина остановилась из-за лопнувшей камеры, все пассажиры вылезли из кузова машины и, спасаясь от палящего солнца, старались укрыться в тени редких при­дорожных кустиков. Вдруг проезжавшая мимо нас машина резко затормозила, и пассажиры, перебивая друг друга, закричали нам: «Война, война началась. Речь Молотова слышали?»

Приехав в Алма-Ата и отметившись, я послал заявление на имя М. И. Калинина с просьбой призвать меня в Армию. Ответа я не получил. Люди компетентные пояснили мне, что я был наивен. Были призваны многие мои знакомые и среди них друг моей юности Олег Рутковский. Призвали в Армию и начальника строительства Илийского моста П. К. Молоткова. Я остался после этого и главным инженером и начальником работ. Один за другим уходили со стройки служащие и рабочие призыв­ного возраста, но замедлять ход работ было невозможно, надо было работать интенсивнее и энергичней, чем до сих пор. И мы работали, заменяя призванных мужчин женщинами всюду, где только это было возможно.


В первую неделю войны трудящиеся Алма-Аты начали оказывать фронту и денежную помощь. Так, в сберегательную кассу № 3 обратился шеф-повар курорта Алма-Арасан Садилин с просьбой принять от него выигрыш, павший на облигацию займа третьей Сталинской пятилетки. Сумма составила 750 рублей.

На страницах газеты в первую неделю войны сообщалось и о том, как трудящиеся после работы идут на курсы, чтобы овладеть военной профессией. Кто-то готовился сдать нормы ПВХО (противовоздушной и противохимической обороны), кто-то – ГСО («Готов к санитарной обороне СССР!»), кто-то осваивал стрелковое дело.


Катализаторы патриотизма

Чувство любви к Родине, стремление идти защищать ее независимость с оружием в руках с неба не берется. Оно в значительной мере формируется извне, воспитывается – в семье, в школе, через искусство, литературу. Средства массовой информации в этом тоже играют немалую роль. Нет ничего удивительного и зазорного в том, что государство в определенные моменты истории начинает стимулировать рост патриотических чувств в обществе. В первые дни Великой Отечественной войны это можно хорошо наблюдать.

Историческая речь Молотова 22 июня 1941 г. была мощным катализатором роста патриотизма в стране. В «Казахстанской правде» ее текст напечатан на первой странице 24 июня 1941 г. К патриотизму советских людей в речи апеллировало и определение войны как отечественной, и последняя фраза, ставшая крылатой: «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами»».

Номер с речью Молотова
22 июня в Алма-Ате
В Википедии в статье о выступлении Молотова утверждается, что «в последующие дни это обращение было опубликовано во всех газетах с портретом Сталина рядом с текстом». Это довольно спорное утверждение. В «Казахстанской правде» рядом с текстом речи видим только фотографию Молотова.

Мощным катализатором патриотических чувств была и большая статья старого большевика, члена ЦК ВКП (б) Е. М. Ярославского (1978–1943). Он был опытным идеологом, умел писать ярко, убедительно. В годы войны его пламенные статьи и речи призывали бойцов Красной Армии и советских людей к стойкости и мужеству, полному разгрому врага. Первой в этом ряду была статья «Великая отечественная война советского народа». Как в раз в ней выведена формула «великая отечественная войны» (тогда еще писали со строчных букв). Эта статья была опубликована в «Правде» и уже на следующий день перепечатана многими региональными газетами, в том числе и «Казахстанской правдой». В последней она напечатана 25 июня 1941 г. и занимает подвал 2-й и 3-й страницы.

Весьма оперативно и текст выступления Молотова, и статью Яролавского перевели на казахский язык и выпустили отдельными брошюрами. Тираж речи наркома иностранных дел – 50 тысяч, тираж статьи Ярославского – 40 тысяч. В продажу они поступили уже 26 июня 1941 года.

Росту патриотических чувств должен был содействовать и подбор репертуара фильмов в кинотеатрах. 25 июня в газете сообщалось, что Главкинопрокат выпустил на экраны КазССР оборонные фильмы: «Александр Невский», «Если завтра война», «Щорс», «Семья Оппепгейм» «Профессор Мамлок», «Всадники», «Шел солдат с фронта» и др.

В государственной республиканской публичной библиотеке 26 июня 1941 года открылась оборонная выставка, посвященная Красной Армии и Военно-Морскому Флоту.

В парке 28 июня дал концерт ансамбль песни и пляски Среднеазиатского военного округа.


Митинги

В первый день войны в Алма-Аты в связи с разбойничьим нападением германских фашистов на советскую страну прошли многотысячные митинги. Самый многочисленный – в парке культуры и отдыха им. М. Горького. Он собрал 25 тыс. трудящихся столицы КазССР. На нем выступил секретарь ЦК КП(б) Казахстана Шаяхметов. Он зачитал текст речи Молотова. Его выступление прерывалось возгласами:

– Да здравствует непобедимая Красная Армия!

– Да здравствует великий Сталин!

Участники этого митинга единогласно приняли резолюцию, в которой, в частности, есть такие строки:

Весь наш народ поведет победоносную священную отечественную войну против германского фашизма!

Мы призываем всех трудящихся Казахстана удесятерить усилия, чтобы обеспечить Красную Армию, Военно-Морской Флот и авиацию всем необходимым для разгрома врага. Самоотверженным стахановским трудом дадим на оборону Родины столько меди, свинца, хлеба – сколько нужно!

Никакой пощады врагу!

Митинг в парке имени М. Горького. На трибуне – Шаяхметов. Фото В. Болдырева
22 июня 1941


В парке Федерации на митинге собралось свыше 10 тыс. трудящихся. Здесь из партийного руководства выступил секретарь ЦК КП(б) Казахстана Важник. Выступали: стахановец мясокомбината Боранбаев, доцент юридического института Арсланов, политрук Тюкаев. Цитата из сообщении об этом митинге:

Ораторы в своих речах выразили единою волю казахского народа, трудящихся столицы республики – разгромить кровожадных бандитов.

Более 10 тыс. трудящихся собралось на площадке парка станции Алма-Ата I, где сообщение о речи Молотова сделал секретарь ЦК КП(б) Казахстана Скворцов.

В течение всей первой недели войны «Казахстанская правда» информировала о патриотических митингах на предприятиях и в учреждениях города, публиковала их патриотические воззвания. Так, текст обращения «Самоотверженным трудом будем крепить мощь нашей Родины» подписан коллективом научных работников Казахского филиала Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имени В. И. Ленина.

«Четко, по-военному, водить поезда» – это уже заголовок текста с обязательствами рабочих и служащих паровозного депо Алма-Ата I.

В корреспонденции О. Огнева рассказывается, как увеличили производительность труда рабочие Алма-Атинской табачной фабрики. Одна из героинь этой публикации – сортировщица Мария Павловна Копыткова, мать двух бойцов, находящихся на передовой.

Ловкие руки перебирают желтые, остро пахнущие пампуши табака, эластичные листья. Лицо сосредоточено. Глаза пожилой женщины зорки. Работа в умелых руках спорится. Никаких лишних движений. За первые сутки войны она отсортировала 95 килограммов табака – 367,7 процента сменного задания.

В минуты затишья ее сын вытащит из кармана шинели пачку «Алма-Ата», закурит душистую папиросу и, вдыхая ее аромат, вспомнит сверкающие на солнце вечные снега, родной зеленый город, родную фабрику, родную мать.

<...>И не только матери и сестры бойцов работают сегодня производительнее, чем вчера. Все рабочие и работницы. Вся фабрика.

На фронт просятся многие. Подали заявления механик-регулировщик гильзового цеха стахановец Сальников, механик гаража коммунист Чернышев, шоферы Осипов, Пантюхин и Парамонов. Женщины не уступают и не хотят уступать мужчинам чести бить врага на передовых позициях. Подали заявления в военкомат мастерицы Новикова, Денисенко, Мищенко, Клочкова, Петухова, лаборантка Сергеева, контролер Стружкина.

В первые сутки войны фабрика дала 8.167.700 папирос вместо 7.288 тысяч – 112 процентов плана.


Переход в режим войны

В первую неделю войны в СССР были приняты указы, способствовавшие переходу страны в режим войны: «О военном положении», «Об объявлении в отдельных местностях СССР военного положения», «О мобилизации военнообязанных по Ленинградскому, Прибалтийскому особому, Западному особому, Киевскому особому, Одесскому, Харьковскому, Орловскому, Московскому, Архангельскому, Уральскому, Сибирскому, Приволжскому, Северо-Кавказскому и Закавказскому военным округам», «Об утверждении Положения о военных трибуналах в местностях, объявленных на военном положении, и в районах военных действий», «О дополнении закона о всеобщей воинской обязанности статьей 30-в», «О порядке назначения и выплаты пособий семьям военнослужащих рядового и младшего начальствующего состава в военное время», «О режиме рабочего времени рабочих и служащих в военное время».

Из перечисленных указов первой недели войны непосредственно Казахстана и Алма-Аты касались три последних. Согласно указу «О дополнении закона о всеобщей воинской обязанности статьей 30-в» военное обмундирование, выданное лицам рядового и младшего начальствующего состава, переходит в их собственность и по окончании войны сдаче не подлежит.

В указе «О порядке назначения и выплаты пособий семьям военнослужащих рядового и младшего начальствующего состава в военное время» установлены порядок выплат пособий и их суммы (от 75 до 200 рублей в месяц).

Указ «О режиме рабочего времени рабочих и служащих в военное время» наделил директоров предприятий правом устанавливать обязательные сверхурочные (1–3 часа в сутки). Также были отменены очередные и дополнительные отпуска, которые заменили денежной компенсацией за неиспользованный отпуск. Отпуск можно было получить либо по болезни, либо по беременности.

Все эти указы печатались и на страницах «Казахстанской правды».

В самом Казахстане в первую неделю войны были приняты меры по укреплению руководящих кадров. Об этом свидетельствуют два указа – о назначении заместителями председателя СНК КазССР Н. А. Ерофеева и Н. Е. Бабкина.


***

Вот так в Алма-Ате прошли первые семь дней войны. Оставалось еще 1411 дней и ночей. За это время алмаатинцы много дали фронту. На фронт ушли 23 % населения города и области, или почти каждый четвертый. Только за 1941–1943 годы в Алма-Ате было размещено оборудование 34 заводов, фабрик и цехов отдельных предприятий.

В Алма-Ате разместились 25 эвакуированных научно-исследовательских институтов, высших и средних учебных заведений.

В городе приняли и разместили более 80 тысяч эвакуированных граждан из 33 городов и областей. Среди них было немало деятелей литературы и искусства (100 писателей и поэтов, театр имени Моссовета из Москвы, театр музыкальной комедии из Киева, хоровая капелла «Трембита» из Львова). В годы войны было сформировано и направлено в действующую армию 15 фронтовых концертных бригад.

В столице КазССР было размещено 8 эвакуированных госпиталей на 4200 коек.



23.06.2014 г. © Алоис Назаров. Перепечатка запрещена.

Количество просмотров страницы: 3125


Мы в социальных сетях