Мы в социальных сетях

Главная Об Алматы Интересное событие Об Индии Разные статьи


Алматы весной




»Карта Алматы


Новое: Сколько фонтанов в Алматы?
(10.08.2017)
Сколько лет истории фонтанов Алматы?
(10.08.2017)
Как снимают «Балуана Шолака»
(01.07.2017)

© Алоис Назаров. Опубликовано в журнале Style в 2004 г. Перепечатка запрещена.


Верный купеческий

Алматы (бывший Верный) на карте
Как возникло купеческое сословие

Слово «купец» может вызывать самые разные ассоциации. Кто-то сразу вспоминает такие известные купеческие фамилии, как Третьяков, Строганов, Мамонтов, Морозов… Кто-то – героев пьес А. Н. Островского.

Купечество – одно из старейших сословий дореволюционной России, немало сделавшее для развития ее торговли, производства и, по словам известного его представителя П. А. Бурышкина – «один из истоков русской культуры».


Базар на Руси
Первое упоминание о купцах в Древней Руси относится к X в. Правда, тогда для лиц, занимающихся торговлей, существовало два обозначения: «купец» – торгующий горожанин и «гость» – купец, торгующий с другими городами и странами. Кстати, и известное из фольклора и литературы словосочетание «заморский гость» означает «приезжий, чужеземный купец».

За всю свою долгую историю российское купечество периодически объединялось в корпорации. Так, в XVI в. существовали три общерусские привилегированные корпорации – гостей, торговых людей гостиной и суконной сотен. При Петре I они образовали новое сословие, которое и получило название купеческое.

В 1775 г. правительство создает привилегированное гильдейское купечество. К нему причислялись купцы, объявившие капитал от 500 руб. Первоначально существовали три гильдии, принадлежность к которым определялась размером объявленного капитала: 3-я гильдия – от 500 руб., 2-я гильдия – от 1 до 10 тыс., 1-я гильдия – 10 тыс. и более. В 1863 г. 3-я гильдия была отменена. Конкуренция со стороны торгующих крепостных крестьян привела к постепенному упадку гильдейского купечества, и с 1898 г. гильдейские свидетельства приобретались добровольно лишь для получения сословных купеческих прав. С 1863 г. доступ в купечество был открыт для выходцев из всех других сословий.


Социальные корни верненского купечества

Купец Вали-Ахун Юлдашев
Купец Вали-Ахун Юлдашев
Как и по всей России, купечество существовало и в дореволюционном Верном. Причем это была весьма «разношерстная» публика. С одной стороны, оно сформировалось за счет выходцев из разных сословий. Купцами в Верном становились мещане, крестьяне, отставные военные нижних чинов.

С другой стороны, среди купцов встречались как русские, так и представители других народов. Действительно, в списке верненских купцов, объявивших свой капитал на 1893 г., наряду с купцами славянского происхождения (о чем можно судить на основе имен, отчеств и фамилий) – такими, как Быков, Медведев, Гаврилов, Лутманов, Светоносов, Зубов, Радченков, Шахворостов и другими, встречаются имена лиц азиатского происхождения. Это – Вали-Ахун Юлдашев, Нурий Ахмет Мусин, Джалел, Мукей и Самеджан Негматуллины, Шакир Рафиков и другие. О национальной принадлежности этих купцов в документе не сообщается, однако из краеведческой литературы известно, что многие верненские купцы-азиаты были татарами. Один из купцов – Аарон Сморгунер – очевидно, еврей. Купец Василий Шлинк хотя и был православным, но, возможно, также имел нерусские корни, на что указывает его фамилия.

О социальных корнях купцов Верного свидетельствуют архивные документы. Так, купец 2-й гильдии Иван Данилович Лутманов происходил из мещан г. Елабуги Калужской области. Из мещанского же сословия перечислены в купеческое и Василий Михайлович Кузнецов и Андрей Назарович Шахворостов.


О купеческих семейных кланах

Многие верненские купцы были главами и кормильцами многодетных семейств. Так, у Ивана Радченкова было шесть сыновей, у Василия Шлинка – один сын и семь дочерей, у Ахмеда Курмашева – два сына и четыре дочери. Некоторые из купцов-азиатов могли позволить себе иметь несколько жен, тем более, что законами шариата это не возбранялось. Так, у купца 1-й гильдии Вали-Ахуна Юлдашева было три жены – 36, 29 и 20 лет. Самому же ему в 1893-м было 47. Трех жен имел и 55-летний купец 2-й гильдии Самеджан Негматуллин – 47, 26 и 23 лет. У Нурия Ахмета Мусина и Джалела Негматуллина было по две жены.

По словам его потомка купеческого клана Шахворостовых Эмилии Анатольевны Дырдиной, род купцов Шахворостовых – из крестьян Воронежской губернии, т. е., переселившись в Верный, основатель купеческой династии сначала перешел в мещанское сословие, а затем (в 1879 г.) – в купеческое. Андрею Назаровичу в тот год было 79 лет. У него было два сына – Андрей и Григорий.

В 1880 г. Григорий основал Торговый дом «Шахворостов с сыновьями». К началу Первой мировой войны это было одно из наиболее процветающих коммерческих предприятий Верного, торговавшим самыми разнообразными товарами – бакалейными, колониальными, парфюмерными, галантерейными, меховыми, москательными, железными, скобяными, шорными, кожевенными, золотыми и серебряными вещами, обувью, мануфактурой, головными уборами, бельем, посудой, лампами, венской мебелью, игрушками, русскими и иностранными винами, музыкальными инструментами, кондитерскими изделиями, искусственными водами, земледельческими машинами и орудиями. Отделения Торгового дома Шахворостова находились и в других городах Семиречья – в Пишкеке, Пржевальске, Джаркенте. Недалеко от Верного, в с. Каргалы, Сергей Шахворостов (к нему после смерти отца в 1905 г. перешли дела фирмы) совместно с Федором Пестовым открыли суконную фабрику.


Экономический портрет верненского купечества

Торговый дом купца Габдулвалиева на улице Торговой
Торговый дом Исхака Габдулвалиева
Основным занятием верненских купцов была, естественно, торговля. Однако часть своих капиталов они вкладывали и в производство. В 1883 г. в городе было 30 небольших заводов, а точнее заводиков, так как максимальное число работников на них не превышало 25 человек. Часть этих предприятий принадлежала купцам. Так, Иванов и Пахотин владели пивоваренными заводами, Аликин – мыловаренным и кирпичным, Плесцов – кожевенным и кирпичным.

Кстати, если судить по числу заводов – 18, – в начале 1880-х наиболее охотно деньги вкладывались в производство кирпича. И лишь после разрушительного землетрясения 1887 г. оно практически сошло на нет, так как строительство каменных зданий в городе было запрещено, вследствие того, что они пострадали сильнее всего.

Весьма прибыльным было производство спиртных напитков, которые делали на винокуренном, водочном и пивоваренных заводах. В начале 1880-х производилось 35 000 л хлебного вина (сбывалось по цене 4 руб. 25 коп. за ведро), 2800 л пива (1 руб. за ведро), 4810 л очищенной водки (4 руб. 50 коп. за ведро) и 1190 л. водочных изделий (4 руб. 50 коп. за ведро). Любопытно, что пиво продавалось лишь в Верном, а водка и вино – в Семиреченской и Сыр-Дарьинской областях. Для более быстрого сбыта продукции такого рода открывали питейные заведения. В начале XX в. владельцем многих из них был купец Пугасов.

На закате XIX века в Верном было два водочных завода, два пивоваренных и один пивомедоваренный. Эти сведения были включены в «Сибирский торгово-промышленный календарь» на 1898 г. Для этого же издания была составлена сводка торговых фирм города, представляющая собой список верненских купцов с указанием того, кто чем торгует, промышляет. Как оказалось, многие продавали мануфактурный товар, так как, очевидно, он пользовался повышенным спросом. К нему «тяготели» купцы Абдулвалиев, Мусин, Мухаммед Сетдиков, три брата Негматуллиных, Тюменев, Усманов, Файзуллин, Мухаммед Рахимов, Камаев Хусаин и Камаев Искак, то есть представители мусульманской торгово-промышленной группы.

Многие купцы специализировались на галантерейных и бакалейных товарах, обуви – Курганов, Медведев, Коношенко, Иванов, Быков. Этим же товаром, в добавлении к мануфактурному, приторговывал и Абдулвалиев.

Железные и скобяные товары можно было купить у братьев Шахворостовых, у Козлова (он еще занимался скотоводством) и Радченкова.

Чай и сахар приобретали у Путалова и Светоносова. Чай был не только завозной – из Китая, но и местного производства, который делал Светоносов. Краевед В. Н. Проскурин сообщает об этом следующее:

«Но придумали и свой чай – фруктовый или травный, который распространялся даже за рубежом. В российских газетах за 1889 год читаем, что в Верном фабрикуют особый чай или суррогат чая, под названием «русского» или «светоносовского». Его пьют везде, от Сибири до Царства Польского. Таким образом, прославился верненский купец Иван Флегонтович Светоносов. Секрет рецепта чая купец не оставил, однако, надо думать, что в его смеси были цветы розы и жасмина, загадочного олеа-фрагранса, листья камелии и земляники. И, непременно, почки чайного куста!»

Бывший дом купца Шахворостова на улице Фурманова
Дом купца Шахворостова
Мукомольным товаром в Верном торговал Шлинк, табачными изделиями – Гаврилов (он же владел мельницей), фарфоровой посудой – Андрей Шахворостов, виноградным вином – Иванов. Лутманов и Пахотин предпочитали занятие производством. Первый владел пивоваренным, медоваренным заводами и мельницей, второй – пивоваренным заводом. Купец Филиппов содержал буфет при Военном собрании, а купец Титов – баню.

И только купец 2-й гильдии Сморгунер трудился, как бы сейчас сказали, в сфере услуг. Он занимался адвокатурой.

Верненские купцы проявляли себя и в других сферах. Так, Павел Зенков, отец известного военного инженера Андрея Зенкова, также принадлежал к купеческому сословию. Однако он занимался не столько предпринимательством, сколько составлением проектов и смет на строительство зданий в Верном. Заслуги «вольного архитектора» П. Зенкова на этой ниве были отмечены в 1869 г. орденом святого Станислава 3-й степени, давшего ему право носить с тех пор титул «потомственный почетный гражданин». Одним из «детищ» Павла Зенкова, не уцелевшим до наших дней, являлся губернаторский дом (на углу проспектов Достык и улицы Казыбек би). В 1877 г. его избрали первым городским главой Верненской Думы. Вообще же это был талантливый человек с разносторонними интересами.

Вот такой экономический «портрет» верненского купечества конца позапрошлого столетия!


На выборных должностях

Бывший дом купца Лутманова, затем – Павла Зенкова
на улице Казыбек би
Дом купца Лутманова, затем – Павла Зенкова
С конца XVIII столетия в России начали развивать городское самоуправление. Его органами были городская дума и городская управа, в ведении которых находилось все городское хозяйство, то есть вопросы торговли, налогов, благоустройства, народного просвещения, здравоохранения и т. д. А во главе той и другой стоял городской голова. Формировались дума и управа так. Сначала выбирались гласные в думу. В выборах могли участвовать только домовладельцы. А гласные выбирали городского главу, его заместителей и членов городской управы. Срок полномочий гласных и городского головы исчислялся четырьмя годами.

Очень часто в состав как думы, так и управы входили представители купечества. Верный в этом отношении не был исключением. Уже писалось, что в свое время должность городского головы Верного занимал купец Павел Зенков. Несколько раз городской головой избирался и купец Иван Данилович Лутманов. Кстати, именно он входил в депутацию от Верного на торжествах в Москве во время коронации Николая II. Вместе с двумя другими посланниками – гласными Григорием Шахворостовым и Никитой Пугасовым (оба, кстати, также принадлежали к купеческому сословию) они от городского общества преподнесли в дар императору серебряное блюдо, на котором, по данным краеведа Н. В. Проскурина, были изображены виды Верного. А само блюдо было приобретено в московском Торговом доме Александра Баженова и Александры Масленниковой (на Ильинке против биржи), о чем свидетельствует переписка, сохранившаяся в архиве. Любопытно, что поездка этих верненских купцов в Москву Верному не стоила ни копейки, так как они поехали за свой счет.


На ниве благотворительности

Для российского купечества, особенно крупного, были характерны коллекционерство и занятие благотворительной деятельностью. Об этом подробно рассказывается в книге выходца из купеческой среды П. А. Бурышкина «Москва купеческая». Трудно сказать, коллекционировали ли что-нибудь верненские купцы. А вот благотворители среди них были.

Лутманов, как следует из его формулярного списка, делал пожертвования в пользу Туркестанского кафедрального собора, за что ему в 1882 г. было преподнесено благословение Святейшего Правительствующего Синода. Занимал он также такие общественные должности, как член совета Семиреченского управления красного креста, председатель Верненского сиротского суда, член Областного попечительства детского приюта и др. Надо полагать, что и в этих качествах он оказывал, как это тогда было принято, материальную помощь соответствующим обществам. Стремление к благотворительности Лутманова хорошо видно из его предложения об организации в Верном богадельни и ночлежного дома при ней, представленного Городской думе в апреле 1896 г. В нем он обязался до тех пор, пока будет жить в Верном, ежегодно доставлять в эти заведения 50 пудов муки.

Или вот другой пример благотворительности. В октябре 1913 г. в Верном прошла крупная сельскохозяйственная и промышленная выставка, посвященная 300-летию правления Дома Романовых. На территории городского парка (ныне парк 28 героев-панфиловцев) были возведены выставочные павильоны. По окончании выставки купец Пугасов и наследники купца Гаврилова пожертвовали свой совместный павильон городу, а торговый дом «Шахворостов с сыновьями» и Товарищество наследников купца Иванова передали свои павильоны в пользу городу за 50 % их стоимости.


Дискуссионный вопрос

Однако было бы ошибкой идеализировать купечество как России в целом, так и Верного в частности. Нам, спустя сто и более лет иной раз трудно дать объективную оценку деятельности той или иной социальной группы дореволюционного периода. В этом случае неплохо прислушаться к голосу современников. Так, накануне очередных выборов в городскую думу в 1913 г. на страницах «Семиреченских областных ведомостей» развернулась дискуссия по поводу того, какой состав думы для города лучше – чиновнично-мещанский или купеческий.

Здесь необходимо сделать одно важное замечание: в течение нескольких лет до этого в верненской думе не было ни одного купца, она состояла из представителей чиновничьего класса и мещанского сословия. Автор одной из заметок (он подписался псевдонимом «Макс»), высказал мнение, что «торговцы и лавочники» не принесут пользы, поэтому лучше бы в ней остались чиновники и мещане.

Автор, подписавшийся «молодым обывателем», отметил, что «город в течение 12 лет до вступления нынешнего состава [думы – А. Н.] был на первоначальной стадии своего развития». Действующая же дума, в которой не было только купеческого сословия, сделала много не в «в порядке зачатия или бумажного делопроизводства, а в реальной действительности». В ее достижениях – создание телефонной связи, открытие Общественного банка, Александровского высшего четырехклассного училища, приобретение нескольких домов под училище, открытие заразного отделения, богадельни, оборудование тротуаров и устройство второй половины парка.

Ему оппонировал некто, скрывавшийся под псевдонимом «Мещанин». Последний заступился за «торговцев и лавочников», охарактеризовав их «двигателями развития».

За «Макса» заступился «Дозорный». Сложно сказать, кто стоял за этим псевдонимом, но если судить по его статьям, – это был тонкий аналитик, давший лаконичные и меткие характеристики основным группам избирателей по их общественному положению и роду занятий. В связи с темой нашей статьи приведет характеристики, данные «Дозорным» двум купеческим группам:

Христианская торговопромышленная группа немногочисленна, обладает материальной силой по отношению к прочим группам, культурный уровень выше мещанской группы, избирательные тенденции составляют: уменьшение налогов на торговлю и промыслы, повышение косвенных налогов на членов прочих групп, положительное отношение к вопросам городского благоустройства, взаимная поддержка при оказании материального давления на прочие группы, при выборах.

Мусульманская торговопромышленная группа немногочисленна, культурный уровень низок, отчасти по незнанию русского языка, обладает материальной силой. Избирательные тенденции составляет: обязательность захвата нескольких мест гласных, в остальном неопределенность, замечается склонность к поддержке христианской торговопромышленной группы.

Весьма интересна следующая оценка «Дозорным» общей экономической ситуации в Верном и Семиречье:

...Пока главным двигателем края у нас в Семиречье нужно считать плуг, косу, садовые ножницы, пастуха и, кажется, больше ничего. Что же сделали местные капиталисты для того, чтобы содействовать развитию этой отрасли промышленности? Яблоками выкармливаются свиньи и коровы, хлеб перерабатывается на водку, а скот скупается приезжими богачами за бесценок. А капиталисты жнут свою жатву…Лавочник же наш пока что придерживается простейшей бухгалтерии: за полтинник купить, за рубль продать и воображает, что это и есть рычаг, движущий край по пути развития.

А вот позиция «Дозорного» по отношению к мнению «Мещанина», что двигатель края – торговцы:

Неужели можно назвать двигателем края пару мукомолов-монополистов, скупающих хлеб по дешевым ценам и продающих его тут же, по невероятно высоким ценам; неужели можно назвать двигателем края пару винокуров, перерабатывающих хлеб на водку и сбывающих эту водку у себя дома. Можно ли назвать двигателями края тех, кто отравляет людей табаком, выращивая его здесь и сбывая только здесь. Неужели можно назвать двигателями края тех, кто почти ничего не вывозя из области, ввозит предметы потребления и в десятки лет сколачивает себе кругленькие капитальцы. Конечно, нельзя отрицать значения этих факторов в развитии краевого хозяйства, но все же, г. «Мещанин», Вы преувеличили значение их».

Говоря о чиновничье-мещанской думе, «Дозорный» привел следующие факты:

Абсатары [очевидно, верненское словечко для обозначения какой-то группы торговцев – А. Н.] и мясники повысили цены – Дума открыла лавку и принесла городу пользу тем, что мясо не повышалось в цене. Булочники повысили цену – Дума заставила продавать хлеб по таксе. Мещанину трудно купить племенного быка – Дума купила теперь и предоставила мещанам пользоваться им бесплатно. Торговцы, пожалуй, стали бы смекать, как бы извлечь из этого пользу. Отсюда естественный вывод: в Думе нужны люди, которые не были бы заинтересованы в захвате разных предприятий в свои руки…» Напомню, что это написано почти сто лет назад, но невольно возникают некоторые аналогии с днем сегодняшним…


Ну, а в общем и целом, купечество Верного – одна из мало исследованных страниц в истории города. Отдельные, разрозненные факты пока что не дают цельной картины этой социальной группы.



© Алоис Назаров. Опубликовано в журнале Style в 2004 г. Перепечатка запрещена.
При написании использованы очерки алматинского краеведа В. Н. Проскурина, материалы дореволюционной газеты «Семиреченские областные ведомости», а также документы Центрального госархива РК, издания Агентства РК по статистике

Количество просмотров страницы: 2925


Мы в социальных сетях