Мы в социальных сетях

Главная Об Алматы Интересное событие Об Индии Разные статьи


Алматы весной




»Карта Алматы


Новое: Сколько фонтанов в Алматы?
(10.08.2017)
Сколько лет истории фонтанов Алматы?
(10.08.2017)
Как снимают «Балуана Шолака»
(01.07.2017)

© Алоис Назаров, опубликовано в газете «Фокус», 26 января 2010 г. Перепечатка запрещена.


Монферран столицы Семиречья (очерк о П. В. Гурдэ)

Алматы (бывший Верный) на карте
Досье: Павел Васильевич Гурдэ. Родился 8 января 1846 г. в Косне (Бургундия, Франция). Закончил Императорский лицей Ниевра и Дижонскую академию, Императорскую школу профессий и искусств Шалон-Марн. В 1870–1914 жил в России, с 1875 по 1910 – в Верном. Был коммерсантом, учителем, архитектором. Умер в июне 1914-го в Петербурге.

Ноябрьской ночью 1906 года в доме верненского мещанина Михаила Назаренкова раздался выстрел. Некто стрелял из револьвера через окно спальни в сторону кровати человека, жившего здесь. Эта история, возможно, не заслуживала бы особого внимания, если бы не личность, на которую было совершено покушение. Павел Васильевич Гурдэ – учитель гимназии, бывший городской архитектор.


Вывести из забвения

О Гурдэ ныне помнят в основном местные краеведы, да журналисты, пишущие об истории Алматы. И хотя в отдельных публикациях о нем уже рассказывалось, алматинцы Неля Букетова, Александр Воронов и Рустам Музафаров решили систематизировать сведения об этом человеке в отдельном издании, добавив неизвестные ранее эпизоды его жизни. Книга, заказчиком которой является Консульство Франции, практически готова. Текстовая часть насчитывает шестьдесят страниц. К ним будут добавлены фотографии и копии архивных документов. Текст должен быть еще переведен на казахский и французский языки.

Краевед Неля Букетова:

Наша цель – восстановить историческую справедливость и вывести Гурдэ из забвения.


Неудачливый коммерсант

Архитектор Верного П. В. Гурдэ
Архитектор Верного П. В. Гурдэ
Россия на протяжении нескольких столетий привлекала ловцов счастья из разных европейских государств. Выходцы из Англии, Голландии, Италии, Франции, Германии, Швеции... Кого она только не принимала! Кто-то смог себе найти здесь «место под солнцем», кто-то был менее удачлив. Отправился на поиски лучшей доли в России и уроженец Франции Поль Луи Станислас Лионель Гурдэ. Двадцати четырех лет он объявляется сначала в российской столице Санкт-Петербурге. Затем в Ташкенте. В его планах – организация ткацкой шелковой фабрики. Но дела не заладились. Более того – прогорел, да так, что на нем оказался начет с огромной по тем временам суммой – 43 с лишним тысячи рублей. Авторы книги о Гурдэ полагают, что его, неопытного предпринимателя, плохо знающего русский язык, просто «подставили». Начет сняли только в 1900-м.

Потерпев неудачу на поприще коммерции, Гурдэ в 1875-м перебирается в центр Семиреченской области город Верный. В том же году он принимает российское подданство. Из Поля становится на русский лад Павлом, а от имени отца Базиль образует отчество Васильевич. В Верном он начинает жизнь с белого листа. Сначала – домашний учитель в семье военного губернатора Герасима Алексеевича Колпаковского. Затем – учитель рисования и черчения, а потом – французского языка в гимназии. Но если французский преподавать французу, как говорится, сам бог велел, то при чем рисование и черчение? Оказывается, Гурдэ закончил Императорскую школу профессий и искусств Шалон-Марн, где получил основательную художественную и инженерную подготовку. И вот, эти знания в молодом, растущем городе ему очень пригодились.


Городской архитектор

С первых лет пребывания в Верном Гурдэ трудился на поприще архитектуры и строительства. При его участии появились такие здания, как губернаторский дом, мужская гимназия. Николай Васильевич Сорокин, профессор-миколог из Казанского университета, посетивший Верный в 1884 году, оставил восторженный отзыв о городе, упомянув в нем городского архитектора:

Прекрасный губернаторский дом, художественно построенный архитектором Гурдэ, гораздо лучше Кауфмановского (в Ташкенте – А.Н.), а здания гимназий и некоторых частных лиц могли бы украсить любой губернский город в Европейской России.


Бывшее Верненское городское училище в современном Алматы
Городское училище в Верном
Целых двадцать лет, с 1883 по 1903, Гурдэ был бессменным городским архитектором. Среди его творений этого периода – пожарная часть, заново отстроенная после землетрясения мужская гимназия, пансион мужской гимназии (при участии А. Зенкова), городское училище, купола Покровской церкви. Спроектировал он и утраченную Знаменскую часовню в память о жертвах землетрясения 1887 г. Но особенно удачным был детский приют, который Гурдэ проектировал безвозмездно. Это здание сохранилось до наших дней – в нем городской медицинский колледж (ул. Кабанбай батыра, 132). Правда, первоначальный облик оно утратило. Когда-то центральную часть здания венчали купола церкви, придававшие сооружению величественность. Но во время землетрясения 1911 г. церковь разрушилась, а в поздние советские и постсоветские времена вокруг здания выросли многоэтажные дома, рядом с которыми оно несколько «теряется».


Детский приют в Верном

Детский приют в Верном


Бывший Детский приют в современном Алматы

Детский приют в Верном


Забытое авторство

Авторство Гурдэ некоторых архитектурных памятников, к сожалению, «забыто». В «Государственном списке памятников истории и культуры республиканского значения» (2008 г.) здание городского начального реального училища (улица Гоголя, 37) «числится» за Андреем Зенковым На самом деле его проектировал Гурдэ, а здание построено тогда, когда Зенкова еще даже не было в Верном.

В книге о Гурдэ будут также приведены доказательства, что и здание торгового дома купца Габдулвалиева (ныне магазин «Кызыл-Тан» на Жибек жолы) проектировал Гурдэ, а не Зенков. И что построено оно еще в конце XIX в.

Бывший торговый дом Габдулвалиева
Бывший торговый дом Габдулвалиева
Заниматься одновременно преподавательской деятельностью и практической архитектурой Гурдэ вынуждал невысокий оклад учителя гимназии – потолок составлял 750 рублей в год. Поэтому-то и учительствовал в здании, которое сам проектировал – ситуация довольно уникальная.

Необходимо отметить и вклад Гурдэ в благоустройство города. В 1875-м он выиграл конкурс на проект освещения Верного. При этом воспользовался давним опытом казахов. Лампа Гурдэ представляла сосуд, наполненный бараньим жиром, в который клали фитиль и поджигали его. Она была и эффективна, и экономична.

Гурдэ спроектировал также и первый водопровод в Верном вдоль Сергиопольской (ул. Тулебаева) от Магистрального арыка (пр. Абая) до Ташкентской аллеи (пр. Райымбека).

Деятельность Гурдэ в развитии Верного не осталась без вознаграждения – это и многочисленные ордена Российской империи, и присвоение звания почетного гражданина города Верного. Одну из улиц города назвали его именем еще при жизни, что само по себе – беспрецедентный факт. Это бывшая Училищная (потом – имени Красина, сейчас – имени Валиханова). Он, кстати, и жил на ней в доме, который арендовал у мещанина Михаила Назаренкова (сейчас на этом месте гостиница «Отрар»). Cвоего же дома не имел, хотя всю жизнь строил. Скорее всего, это было связано с тем начетом, который был на нем еще с ташкентского периода. Известен случай, когда уже в Верном описали и конфисковали все его имущество, включая чертежные инструменты.


Тучи сгущались

Однако жизнь Гурдэ в Верном была далеко не безоблачной. Часть городского общества была настроена против него недружелюбно, даже враждебно. И трудно сказать, чего в этом было больше – влияния каких-то личностных качеств самого Гурдэ или зависти к человеку, занимавшего не самое последнее место в городской общественной иерархии.

Весьма показателен следующий эпизод. Архивные документы свидетельствуют, что проектировать кафедральный собор в Городском (Пушкинском) парке хотели поручить Гурдэ. На документе от 19 апреля 1898 г. есть резолюция семиреченского военного губернатора, характеризующая профессиональные качества архитектора:

Конечно, было бы желательно, чтобы план и постройка собора остались за г-ном Гурдэ, знания, опытность и вкус которого могут служить порукой в том, что собор будет прочен, обойдется не дорого, выстроен скоро и по своему внешнему виду будет действительно Храмом Божиим и станет украшением городу Верному.


Но собор Гурдэ проектировать не пришлось. Он поставил перед властями единственное условие – никакого контроля со стороны Строительного отделения, с сотрудниками которого у него сложились непростые отношения.

Краевед Александр Воронов:

Они «рубили» его проекты, гнобили. Считали, что он выскочка. На самом деле Гурдэ был умнейшим человеком и очень образованным. К тому же, дотошным – как-то указал на неряшливость проекта Зенкова-отца. А таких не любят, поэтому был «белой вороной». В отношении Гурдэ, может, проявлялась еще и российская спесь. Жизнь его была далеко не мед.


Дозволения на «свободу» от Строительного отделения дано не было, и Гурдэ отказался проектировать кафедральный собор.

Краевед Александр Воронов:

После землетрясения 1887 г., когда встал вопрос о строительстве нового здания женской гимназии, проектировать ее хотели поручить Гурдэ. Но его проект без особых на то причин забраковывают. Гурдэ отправляет его в Петербург, где его публикуют как лучший в специализированном журнале.


Недружелюбные отношения у Гурдэ сложились и с Павлом Зенковым – архитектором, первым городской головой, от отца они «перешли по наследству» к сыну – Андрею Зенкову.


Кто стрелял?

Вернемся к ноябрьской ночи 1906 года, к покушению на Гурдэ. К счастью, никто не пострадал.

Краевед Александр Воронов:

Причины покушения в общем-то понятны, но вот кто стрелял, неизвестно, и это – основной пробел нашей книги.


1906 год – это, как известно, период первой русской революции. Тогда рабочие переставали подчиняться хозяевам фабрик и заводов, нижние чины не выполняли приказов офицеров, то и дело совершались вооруженные покушения на представителей администрации. Брожения были и в умах гимназической молодежи – учащиеся позволяли себе не только не кланяться своим учителям на улице при встрече, но и открыто оскорбляли учителей и воспитателей. Как раз в ноябре 1906-го из-за этих выходок встал вопрос о роспуске двух старших классов мужской гимназии. Решение это вызвало неоднозначную реакцию в городе.

Краевед Александр Воронов:

Очевидно, Гурдэ занял в те дни позицию, настроившую против него часть гимназистов. Хотя, скорее всего, за всем этим видна рука родителей учащихся. В тот же период у Гурдэ был серьезный конфликт с молодым учителем математики, которого вскоре уволили.


Стоит ли за покушением месть каких-то гимназистов или коллеги, нашим современникам неизвестно. К слову, в те же дни покушались не только на Гурдэ, но и на директора мужской гимназии, причем аналогичным способом.

Скорее всего, перипетии жизни Гурдэ в Верном, нетерпимое отношение к нему части городского общества и вынудили его в 1910-м переехать в Петербург. Хотя формальный мотив отъезда – невысокое жалование. Тогда Гурдэ получал 643 рубля в год как учитель и порядка 500 рублей пенсии.

В городе на Неве Гурдэ работал учителем в гимназии Якова Гуревича, из которой в свое время вышли поэт Николай Гумилев и композитор Игорь Стравинский. Жизненный путь Поля Гурдэ завершился в 1914-м. Где он похоронен, неизвестно, возможно, на Успенском (сейчас Северном) кладбище, где с 1912 г. хоронили католиков (Гурдэ был католиком). Детей у него не было и могила, скорее всего, утрачена.


© Алоис Назаров, опубликовано в газете «Фокус», 26 января 2010 г. Перепечатка запрещена.

Количество просмотров страницы: 1389


Мы в социальных сетях