Мы в социальных сетях

Главная Об Алматы Интересное событие Об Индии Разные статьи


Алматы весной




»Карта Алматы


Новое: Сколько фонтанов в Алматы?
(10.08.2017)
Сколько лет истории фонтанов Алматы?
(10.08.2017)
Как снимают «Балуана Шолака»
(01.07.2017)

10.11.2013 г. © Алоис Назаров. Перепечатка запрещена.


За десять дней до конца Большого террора
(7 ноября 1938 года на улицах Алма-Аты)

Читайте также: 7 ноября 1928 г.

Алматы на карте
Предварительные пояснения

Продолжу рассказ о том, как в Алма-Ате в разные годы отмечали годовщины Октябрьской революции. В этом очерке – о 1938-м годе. Предыдущий был посвящен 1928-му году.

Напомню, годовщина Октябрьской революции, отмечавшаяся 7 и 8 ноября, в период 1918–1991 годов была главным государственным праздником СССР. Отдельные группы людей продолжают его отмечать и после 1991 года, но уже без участия государства и высших должностных лиц Казахстана или его регионов.

Поводом обратиться к этой теме стала 96-я годовщина Октября. Основным источником для сбора материала выбрана пресса – общесоюзная, республиканская, городская. Это – «Правда», «Известия», «Казахстанская правда», «Социалистическая Алма-Ата».

Если вы не поленитесь прочитать этот очерк, предыдущий и последующие, объединенные темой празднования в нашем городе годовщин Октябрьской революции, то заметите, что я не ограничиваюсь только вопросом, где и как отмечали праздник в тот или иной год. Задача несколько шире – чем жил город и страна в соответствующий период времени, не равный только дням 7 и 8 ноября, а охватывающий как минимум год.


Самое заметное явление в СССР в 1938 году


7 ноября 1938 в Алма-Ате
Что из себя представлял в 1938 году СССР, одной из союзных республик которого был Казахстан? Самым заметным явлением той эпохи было, как известно, фантастических масштабов почитание Иосифа Виссарионовича Сталина – генерального секретаря ЦК ВКП(б).

На местах партийная номенклатура чуть ли не ежечасного требовала подтверждения преданности партии и правительству, олицетворением которых являлся Сталин. О нем писали и говорили как об «отце народов», «мудром вожде и учителе», «лучшем друге» (колхозников, доярок, артистов и т. д.), «великом вожде прогрессивного человечества», «гениальном продолжателе дела Маркса-Энгельса-Ленина», «гениальном кормчем страны социализма», «великом полководце революции», «организаторе великих побед» и т. п. Этими и подобными определениями в те годы пестрит советская пресса любого регионального уровня. Сама партия ВКП(б) в те года именовалась не иначе как ленинско-сталинская. Комсомол – ленинско-сталинским. Советские летчики – сталинскими соколами.

Эпитет «сталинский» стал узаконенным синонимом всего положительного, первоклассного, наилучшего: «под солнцем сталинской конституции», «сталинский блок коммунистов и беспартийных», «сталинская забота о человеке», «сталинская закалка» (школа, выучка), «сталинская премия», «сталинский лауреат», «сталинский стипендиат», «сталинские соколы», «сталинское племя», «сталинский урожай», «сталинский маршрут», «сталинский план преобразования природы», «сталинские стройки коммунизма», «великие сооружения сталинской эпохи» и пр. (Фесенко А., Фесенко Т. Русский язык при Советах. – Нью-Йорк, 1955)

Десятки населенных пунктов страны были переименованы и названы в честь Сталина (Сталинград, Сталинобад, Сталино, Сталинск, Сталинири и др.). В городах и селах главная или одна из главных улиц города обязательно носила имя Сталина. В Алма-Ате – это проспект Сталина (ныне Абылай хана), вдоль которого еще в 30-е годы построили несколько зданий народных комиссариатов (аналогов министерств). Центральный городской район назывался Сталинским.


7 ноября 1938 в Алма-Ате
Культ личности Сталина проявлялся и в сооружении ему многочисленных прижизненных памятников. Так, в Алма-Ате во второй половине 30-х годов были установлены как минимум две скульптурные фигуры Сталина. Одна – у входа в Парк культуры и отдыха. Вторая такая же – в парке Федерации на пересечении центральных аллей.

Одновременно существовали культы ближайших сподвижников Сталина, но меньших масштабов. Так, во второй половине 30-х при районировании города наряду со Сталинским был образован и Кагановический раойн (в честь народного комиссара путей сообщения СССР Лазаря Кагановича). Казахский медицинский институт был назван в честь народного комиссара иностранных дел СССР Вячеслава Молотова. Метких стрелков в 1932–1941 годы награждали званием и значком «Ворошиловский стрелок» (в честь Климента Ворошилова – народного комиссара обороны СССР).

Был и культ Левона Мирзояна (в 1933–1938 главного коммуниста Казахстана), но местного и значительно меньшего масштаба. Так, Казахский сельскохозяйственный институт и Высшая коммунистическая сельскохозяйственная школа в Алма-Ате в то время носили его имя. Город Тараз в 1936–1938 годы назывался Мирзоян.


Внутриполитическая ситуация в СССР в 1938 году

Во внутренней политике СССР самая заметная черта рассматриваемого периода – массовые репрессии как форма управления страной. 1938-й год приходится на период Большого террора (1937–1938 годы). Название «Большой террор» дал в 1969 году американский историк Р. Конквест. В самом СССР после смерти Сталина и разоблачения его культа личности этот период называют также «ежовщиной» – по имени народного комиссара внутренних дел Н. И. Ежова (26 сентября 1936 – 25 ноября 1938). Большой террор – кампания самых жестоких и массовых убийств не только в годы правления Сталина, но и в российской истории.

Тогда в течение двух лет (1937–1938) по политическим обвинениям было арестовано более 1 миллиона 700 тысяч человек и не менее 725 тысяч из них были расстреляны – в среднем государство ежедневно убивало тысячу своих граждан (сайт движения «Мемориал»: http://lists.memo.ru).

В Казахстане в период Большого террора арестовали и осудили к высшей мере наказания практически всю партийную элиту (секретари обкомов, горкомов, почти все секретари райкомов Компартии), народных комиссаров и председателей облисполкомов, большинство председателей райисполкомов республики, руководителей и специалистов различных отраслей народного хозяйства, видных деятелей творческой интеллигенции.

Заведомо устанавливался лимит на репрессии. <...>По Казахской ССР подлежали аресту 7500 человек, и каждый третий должен быть расстрелян – 2500 человек. Указанный «лимит» будет затем многократно превышен.

<...>Методы разоблачения «врагов народа» были стандартными и исходили из «Центра». Фальсификация дела – арест – пытки – приговор.

<...>Официальные данные свидетельствуют, что в 1937–1938 гг. во время массовых политических репрессий органами госбезопасности НКВД КазССР арестовано 22 804 человека, что в три раза превысило первоначальный «план-лимит». В том числе расстреляно 9500 человек – в 3,8 раза больше намеченного. Осуждено к лишению свободы 13 304 человека – в 2, 6 раза свыше «лимита» ( Гинзбург А. Я. Особое совещание и «тройки» ОГПУ-НКВД в системе советской законности: правовой аспект // zakon.kz/4549695-osoboe-soveshhanie-i-trojjki-ogpu-nkvd.html).

К очередной, 21-й, годовщине Октябрьской революции сменился первый секретарь ЦК ВКП (б) Казахстана. Им 24 мая 1938 года стал Николай Скворцов. Левона Мирзояна арестовали в мае 1938-го и в феврале 1939 года расстреляют в Москве.


7 ноября 1938 в Алма-Ате
А алмаатинцы, как и жители других советских городов, 7 ноября 1938 года во время демонстрации будут шагать и под такой лозунг, опубликованный газетами 3 ноября:

37. Искореним врагов народа троцкистско-бухаринских и буржуазно-националистических шпионов и вредителей, наймитов иностранных разведок! Смерть изменникам родины!

Через десять дней после ноябрьских праздников 1938 года, 17 ноября, выйдет Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия», которое положило конец Большому террору. Все внесудебные органы, кроме Особого совещания, были ликвидированы, все массовые операции прекращены. Упрощенный порядок ведения следствия запрещался, на любой арест нужно было получить санкцию прокурора. Репрессии продолжались и после этого, но в значительно меньших масштабах. 23 ноября Ежов написал Сталину прошение об отставке. В декабре объявили об его отставке. В апреле 1939-го его арестуют, а в феврале 1940-го расстреляют.


В воздухе пахло порохом


7 ноября 1938 в Алма-Ате
Практически все 30-е годы люди в СССР жили с предчувствием войны. К концу десятилетия оно еще больше усилилось. Если взять 1938 год, то всю осень в газетах регулярно сообщалось о военных действиях в Китае – о боях между войсками Китайской Республики и армией Японии (японо-китайская война 1937–1945 годов). В Испании в это время шла гражданская война и сводки с фронтов оттуда тоже публиковали. СССР был втянут в оба этих конфликта, помогал республиканцам в Испании и Китаю в военно-техническом плане – поставлял вооружение, технику, добровольцев.

Особенно тревожным было то, что в Германии в 1933-м к власти пришли национал-социалисты во главе с Гитлером, которые не скрывали своих милитаристских целей и агрессивных планов. В 1938-м, незадолго до ноябрьских праздников, в Мюнхене 29 сентября Великобритания, Франция, Германия и Италия подписали соглашение о передаче Германии Судетской области.

Неспокойно было в 1938-м и на границах Советского Союза. 29 июля – 11 августа у озера Хасан (в 130 км юго-западнее Владивостока) из-за оспаривания Японией принадлежности территории произошли столкновения между Красной Армией и императорской армией Японии.

Для алмаатинцев эти событие не были какими-то абстрактными, далекими. Кое-кто принимал в них непосредственное участие. Так, осенью и в декабре 1938 года «Казахстанская правда» дважды сообщала о встречах в Алма-Ате с героями Хасанских боев. Один из них был уроженцем пригородного колхоза в Илийском районе. У второго, очевидно, в Алма-Ате жила родственница, к которой он приехал в гости. Известно и письмо молодого алмаатинца наркому обороны Ворошилову, опубликованное в книге «Как мы били японских самураев» (М., 1938):


7 ноября 1938 в Алма-Ате
Убедительно прошу Вас направить меня в ряды Краской армии. Я сын убитого красноармейца, брат мой также погиб в рядах Красной армии за дело коммунизма, и я хочу стать на их место и дать японским самураям сокрушительный отпор, чтобы доказать фашистским псам, насколько крепок наш Великий Советский Союз.

Убедительно прошу, Климент Ефремович, не отказать в просьбе и дать распоряжение о приеме меня в ряды РККА.

Батиев Иван Осипович.

Казахская АССР, Алма-Ата.

Сложная внешнеполитическая обстановка нашла отражение в традиционных лозунгах ЦК ВКП(б) к очередной, 21-й, годовщине Великой Октябрьской социалистической революции (здесь уже встречаем эту развернутую формулировку революции):

2. Братьям по классу, узникам капитала, жертвам кровавого фашистского террора, борцам за победу рабочего класса во всем мире – наш братский привет!

4. Фашизм – это террористическая политика капиталистов и помещиков против рабочих, крестьян и трудовой интеллигенции. Фашизм – это захватническая война. Фашизм – злейший враг свободы и независимости народов мира. Мобилизуем все силы на борьбу с фашизмом!

5. Рабочие, работницы, крестьяне и трудящиеся всех стран! Расширяйте и укрепляйте народный фронт борьбы против фашизма и войны! За мир, за демократические свободы, за социализм!

6. Борьба испанского народа против внутреннего и иностранного фашизма — общее дело всего передового и прогрессивного человечества. Привет героическому испанскому народу, борющемуся за свою независимость и свободу!

7. Братский привет великому китайскому народу, борющемуся за свою независимость против японских захватчиков!

Многие лозунги к ноябрьским праздникам направлены на поднятие боевого духа армии и флота, на усиление их престижа в глазах народных масс:

10. Да здравствует наша родная, непобедимая Красная армия, могучий оплот мирного труда народов СССР, верный страж завоеваний Октябрьской социалистической революции!

11. Да здравствует Военно-Морской Флот СССР – надежная охрана морских границ нашей родины!

12. Да здравствуют советские летчики, гордые соколы нашей родины!

13. Пламенный привет летчицам-героиням, отважным дочерям социалистической родины!

14. Привет мужественным и бесстрашным бойцам-пограничникам, зорким часовым страны социализма!

15. Боевой привет доблестным бойцам, командирам и политработникам 1-й Отдельной Краснознаменной армии, защитникам Советского Приморья!


7 ноября 1938 в Алма-Ате
Как видим, никого не забыли – ни армию в целом, ни отдельные ее рода войск. Что касается авиации, то отдельный лозунг посвящен не только летчикам, но летчицам. За этим видна реакция пропагандистского аппарата на недавнее событие, к которому было приковано внимание всей страны. Речь идет о полете Валентины Гризодубовой, Полины Осипенко и Марины Расковой на самолете «Родина» с целью установить мировой рекорд по дальности беспосадочного полета.

Вылетев 24 сентября 1938 года из Москвы, самолет провел в воздухе 26 часов 29 минут, пройдя за это время маршрут общей протяженностью в 6450 км. В районе Тугурского залива Охотского моря закончился бензин и была вынужденная посадка на болотистое место. Связи с «Родиной» не было и была организована масштабная поисковая операция, длившаяся до 3 октября. Летчиц нашли 3 октября и 17 октября их ждали торжественная встреча в Москве и прием в Кремле. 2 ноября все три летчицы были награждены званием Героя Советского Союза.

Уже тогда гремевший на всю страну акын Джамбул Джабаев, как обычно, оперативно откликнулся на событие и посвятил отважным летчицам песню, которую напечатали газеты.


Если завтра будет война

Несколько лозунгов к 21-й годовщине Октября направлены на поднятие патриотического духа советских людей.

9. «Мы стоим за мир и отстаиваем дело мира. Но мы не боимся угроз и готовы ответить ударом на удар поджигателей войны» (СТАЛИН).

16. Защита отечества есть священный долг каждого гражданина СССР!

40. Пионеры и пионерки! Учащиеся советской школы! Овладевайте знаниями, учитесь стать борцами за дело Ленина–Сталина, защитниками социалистической родины!


7 ноября 1938 в Алма-Ате
Усилия партийных пропагандистов поднять патриотический дух советских людей, особенно детей и молодежи, были весьма эффективными. Многие вступали в Осоавиахим – Общество содействия обороне и авиационно-химическому строительству. Эта массовая добровольная организация граждан СССР существовала в 1927–1948 годы (на смену ей пришел ДОСААФ) и готовила резерв для армии и флота. К апрелю 1938 года в рядах Осоавиахима находилось 7 млн. человек, а к осени 1939 года – более 10 млн. человек.

Под эгидой Осоавиахима был введен всесоюзный физкультурный комплекс «Готов к труду и обороне СССР» (ГТО). Также были введены значки «Ворошиловский стрелок», «Ворошиловский всадник», «Готов к ПВХО» (противовоздушной и противохимической обороне), «Готов к санитарной обороне» (ГСО), которые вручались после сдачи соответствующих нормативов.

О работе Осоавиахима в Алма-Ате и участии в нем алмаатинцев регулярно писала местная пресса.

1 июня 1936 года сообщалось, что в 3,5 км от города на берегу Большой Алматинки заканчивается строительство большого лагеря Осоавиахима. В нем – две столовые, кухня, склад, деревянные гнезда для палаток, футбольное поле, беговая дорожка, волейбольная и баскетбольная площадки и др.

19 ноября 1936 года писалось, что сотня казаков пригородного колхоза «Луч Востока» (Малая станица) решила вступить в Осоавиахим и обучить колхозную молодежь кавалерийским приемам.

13 октября 1938 года сообщалось, что пользующаяся большой популярностью школа ворошиловских всадников городского совета Осоавиахима за девять месяцев подготовила около 300 ворошиловских всадников. На тот момент в школе занимались студенты Казахского государственного университета.

В том же номере и заметка о выпускных практических полетах учлетов. Учлет термин 30-х годов) – учащийся летной школы. В Алма-Ате в те годы существовал аэроклуб, который организовывал одногодичную подготовку учлетов.

1 ноября 1938 года «Казахстанская правда» сообщила о создании школы пулеметчиков. В заметке перечислено несколько фамилий девушек, которые вечерами, без отрыва от производства, изучают материальную часть пулемета и учатся стрелять из него.

Любопытным является рассказ о первой в Алма-Ате общегородской противовоздушной и противохимической тренировке. Она проходила 15 октября 1938 года. По нашим меркам – почти реалити-шоу. С воями сирен по всему городу. С настоящими боевыми самолетами, летевшими «бомбить» Алма-Ату. С имитацией ракетницами с их бортов «бомбежки». С имитацией взрывов на земле при помощи взрыв-пакетов. С имитацией пожара на крыше здания и тренировкой по его тушению. С перекрашиванием фар всех автомобилей в синий цвет (в целях светомаскировки). С устройством газоубежищ и сигналами «химическая атака». Единственная неприятность – не все жители знали об этой тренировке и многие ринулись за покупками, чтобы запастись продуктами на несколько дней. В городе образовались очереди из-за этого, стал ощущаться дефицит хлеба.


7 ноября 1938 в Алма-Ате 7 ноября 1938 в Алма-Ате


Алма-Ата в 1938 году

За десять лет с того момента, к которому относится предыдущий очерк о ноябрьской демонстрации, город сильно изменился. Во многом этому способствовало повышение статуса Алма-Аты – теперь это была столица одной из союзных республик в составе СССР. Здесь находилось все партийное и советское руководство страны.

Население города за 12 лет выросло в 5 раз. По переписи 1926 года оно составляло 45.400 человек, в 1939 году – 220.000. Расширилась и территория Алма-Аты. За рекой Малая Весновка вырос поселок в 40 000 человек, доходивший до Тастака. На север город доходил до вокзала Алма-Ата-1. На юге граница проходила в основном чуть выше улицы Арычной (головного арыка). Дальше были колхозные земли, выданные колхозникам в «вечное» пользование.

Лозунги партии к 11-й годовщине Октября

Здание Наркомпищепрома
(угол пр. Абылай хана и ул. Гоголя)
Здание Наркомпищепрома в Алма-Ате
В городской газете «Социалистическая Алма-Ата» в 1936 году приведены слова московского академика-ботаника Бориса Келлера:

Впервые в Алма-ата я был в 1930 году. Город произвел на меня чрезвычайно глубокое впечатление. Много зелени. Красивый вид на горы.>

<...>В текущем году я имел счастье побывать снова в Алма-ата.

Диву даешься, как город похорошел! Явились новые красивые здания, асфальтированные улицы.

Алма-ата строится!

За десять лет, с 1928 по 1938, построили немало общественных и жилых зданий, которые стоят до сих пор. Часть из них – охраняемые государством памятники архитектуры. В 1930–1933 был построен Дом правительства (ныне здесь Национальная академия искусств имени Журненева). В 1931–1932 – Дом связи (главпочтамт). Построили здания горисполкома (1937–1938), Верховного совета (1937–1938), наркомата пищевой промышленности (1937–1938), городской вокзал (1936–1938), консерваторию (1935–1938), Дом культуры (1933–1936) и др. В 1935–1937 годы в Алма-Ате построили 26 новых школьных зданий.

В 1937-м завершилась вторая пятилетка. В книге «Очерки экономической истории Казахской ССР» (1974) приведены факты, что темпы роста промышленности в Казахстане во второй пятилетке превышали союзные. Если промышленность СССР в целом в 1937 году превысила уровень 1913 года в 8,2 раза, то промышленность Казахстана – в 12,5 раз.

О промышленности Алма-Аты в газете «Социалистическая Алма-Ата» в 1937 году писалось:

Сейчас Алма-Ата имеет 122 предприятия цензовой промышленности и 264 кустарно-промысловых предприятия.

Особенно выросла промышленность столицы за последние семь лет.

По сравнению с 1929 годом валовая продукция по одной цензовой промышленности выросла в 20 раз.

<...>Всего в промышленности города занято 9345 рабочих.

Из года в год растет производительность труда рабочих. Например, по цензовой промышленности годовая выработка с 9020 руб. в 1933 году выросла до 12.956 руб., в 1935 году, т. е. за два года производительность увеличилась на 43 процента.

Вопрос в том, насколько можно доверять этой статистике. В СССР ею могли манипулировать в политических целях.


7 ноября 1938 в Алма-Ате
Листая газеты конца 30-х годов, возникает ощущение трудового энтузиазма тех лет. Одними из самых частных слов в период второй пятилетки и позднее становятся «стахановец», «стахановский». Напомню, что в те годы они стали синонимами слов «передовик, ударник [производства]» и «передовой, ударный [труд]». И образованы от фамилии донецкого шахтера Алексея (Андрея) Стаханова, который в августе 1935 года за смену добыл угля в 14 раз больше нормы. После этого в СССР развернулось стахановское движение – движение новаторов за высокую производительность труда.

Стахановцами с того момента стали называть вообще передовиков, ударников труда, независимо от того, в какой сфере они работали. Появились свои стахановцы и в Алма-Ате. Встречалось даже такое определение, как альпинист-стахановец. Стахановцы поощрялись, например, обеспечением жилья. На улице Кирова в конце 30-х годов построили 3-этажный жилой Дом стахановцев. Летом 1936-го на углу улиц Гоголя и Таранчинской (Байтурсынова) построили «стахановский городок» – 13 стандартных одноэтажных домов для 234 семей стахановцев.

Пропагандистский аппарат старался и морально поддержать, стимулировать трудовой энтузиазм народных масс, о чем свидетельствуют лозунги партии к годовщине Октября:

21. Многомиллионной армии ударников и ударниц промышленности и транспорта, стахановцам и стахановкам – знатным людям нашей странны – большевистский привет!

27. Привет стахановцам социалистических полей, по-большевистски борющимся за высокие урожаи! Да здравствует зажиточная и культурная жизнь колхозов и колхозников!

В целом же, несмотря на успехи в индустриализации, уровень жизни алмаатинцев в конце 30-х годов был невысоким. По мнению современных исследователей у советских людей тогда сознательно вырабатывали низкий уровень потребностей. Голод 1932–1933 годов, поразивший всю страну в результате конфликта государства и сельхозпроизводителей, ударил как по демографии, так и по уровню жизни.

В 1928 году Лев Троцкий писал из алма-атинской ссылки:

Общие бытовые условия в городе неблагоприятны. Почти в течение всех трех месяцев, что мы здесь живем, в городе ощущался недостаток в хлебе, да и в большинстве других продуктов и промышленных товаров. Везде и всюду очереди.

Через десять лет в Алма-Ату в ссылку прибыл инженер Глеб Булах. В своих записках о том времени он писал:

Пока было тепло, по выходным дням мы – служащие и рабочие на грузовых машинах выезжали в плавни реки выше Илийска [современный Капшагай – А. Н.] и бреднем вылавливали крупных сазанов, усачей и маринок. В те годы не только в Илийске, но и в столице – Алма-Ате, было очень плохо с питанием. Очереди за хлебом, мясом, крупами, сахаром. В столовых и даже в ресторанах мясных блюд почти не бывало. Рыбная ловля была не только развлечением и отдыхом, но и серьезным подспорьем в питании.

Как видим, ситуация с качеством жизни алматинцев с момента пребывания здесь Троцкого не сильно изменилась.

Помимо этого случались и перебои со снабжением города топливом, которым в то время был в основном саксаул. Накануне ноябрьских праздников, 2 ноября 1938 года, в «Казахстанской правде» напечатано постановление Совнаркома Каз ССР и ВКП(б) Казахстана о срыве поставок топлива Алма-Ате и о путях преодоления этого срыва. Вместо ежемесячной отгрузки 4,5–5 тыс. тонн саксаула за третий квартал было отгружено фактически 6,5 тыс. тонн. Было принято решение с 1 ноября ежедневно завозить 650 тонн саксаула. Но ситуацию не удалось исправить и после ноябрьских праздников, о чем свидетельствует информация об обсуждении этого вопроса городскими партийными и советскими властями.


Место действия – площадь имени Коминтерна

Алма-Ата, 7 ноября 1938. Парад военных частей на площади им. Коминтерна. Фото В. Агафонцева
7 ноября 1938 в Алма-Ате 7 ноября 1938 в Алма-Ате


Если помните из предыдущего очерка, то в 1928 году ноябрьская демонстрация проходила на Красноармейской / Военной площади (там, где сейчас главпочтамт и консерватория). А торжественный пленум – в здании бывшего Военного собрания.

К 1938 году уже был построен Дом культуры на углу улиц Комсомольская и 8-го марта (ныне здесь, в реконструированном здании, – Казахская государственная филармония имени Джамбула). Теперь все важные торжественные мероприятия проводят здесь. И 6 ноября здесь прошел торжественный пленум, посвященный 21-й годовщине Октябрьской революции.

На следующий день – военный парад и демонстрация трудящихся. К тому времени местом их проведения была площадь имени Коминтерна. До революцции в центре этой площади стояла Покровская церковь. В 1934-м ее снесли и площадь стали использовать под массовые мероприятия в форме парадов и демонстраций. Она занимала пространство между нынешними улицами Желтоксан и Фурманова. Сейчас здесь с одной стороны – памятник Амангельды Иманову и сквер. С другой стороны – казахский ТЮЗ.

Алма-Ата. 7 ноября 1938. Фото В. Агафонцева
7 ноября 1938 в Алма-Ате
1 ноября 1938 года принимается приказ по гарнизону города Алма-Аты о назначении парада в честь годовщины революции. На него должны были выйти войска РККА и НКВД. Командование парадом возложили на командира части войск НКВД майора Глатоленкова. Парад должен был принимать председатель Верховного Совета Казахской ССР тов. Казакпаев.

Одновременно с этим приказом в прессе публикуется план демонстрации. Из него видно, по каким улицам колонны двигались к площади. Сбор по своим предприятиям назначался к 9.30. Оттуда в колоннах по 16 человек в ряд следовало двигаться к местам сбора районных колонн.

Всего было пять колонн. Первая колонна – учащиеся 6–10 классов. Вторая – Кагановический район. Третья – Фрунзенский район. Четвертая – Сталинский район. Пятая – Ленинский район. Все колонны должны были выходить на площадь Коминтерна с с восточной стороны Илийской улицы (ныне улица Маметовой). И после прохождения мимо трибуны должны были выходить на проспект Сталина (Абылай хана).

Как сообщили через несколько дней в газетах, парад начался в 11 часов утра. Сначала прошли красноармейцы. За ними прогрохотали танки. Шествие замыкали семиреченские казаки, которых назвали ворошиловскими всадниками. Демонстрацию открыли трудящиеся Турксиба. Оказывается, такая честь им была оказана как победителям предоктябрьского производственного похода – то есть производственного соревнования по досрочному выполнению плана.

Алма-Ата. 7 ноября 1938. Студенты техникума физкультуры
Фото В. Агафонцева
7 ноября 1938 в Алма-Ате
Среди участников демонстрации был и полк Осоавиахима. Студенты-физкультурники на площади продемонстрировали элементы акробатики и гимнастики. На фотографиях из газет видны улыбающиеся лица пионеров и пионерок, которые держат в руках над головами авиамодели.

В газетах написали, что в праздничной демонстрации приняли участие 100 тысяч алмаатинцев, то есть почти половина жителей города.

Уже в то время на тех улицах, где проходили колонны демонстрантов, организовывали продажу съестных продуктов – горячих пирожков, бутербродов, булок, фруктовой воды, папирос и других продуктов. В 1938 году на 7 ноября Горвнуторг оборудовал для этой цели около 400 столов, лотков и разносок. Торговля с них производилась с семи утра до окончания демонстрации. Если приведенное выше свидетельство Глеба Булаха, что в Алма-Ате с питанием в то время было плохо, соответствуют действительности, то продажа продуктов демонстрантам могла быть хорошим стимулом для горожан идти на демонстрацию. А саму праздничную демонстрацию организация продаж могло превращать в весьма ожидаемое событие.


Пропаганда через кино

Алма-Ата, звуковой кинотеатр «Ала-Тау»
Звуковой кинотеатр «Ала-Тау» в Алма-Ате


В 1938 году основным развлечением людей было кино. И советские идеологи использовали это обстоятельство на полную катушку. В дни празднования годовщины Октябрьской революции это проявлялось особенно сильно. За несколько дней до праздника в газетах публиковали соответствующие анонсы. Так, в «Казахстанской правде» напечатано 3 ноября 1938 года:


7 ноября 1938 в Алма-Ате
В Октябрьские дни на экранах кинотеатров Казахстана пойдут лучшие историко-революционные кинокартины: «Ленин в Октябре», «Великий гражданин», «Если завтра война», «Город Ленина», «Год 19-й», «Мы из Кронштадта», «Депутат Балтики» и другие.

Республиканская контора Союзкинопроката к Октябрьским дням получает новые фильмы «Человек с ружьем», «Гайчи», «11 июля». 7–8 ноября эти фильмы будут демонстрироваться в кинотеатрах столицы, в областных центрах, промышленных городах и районах Казахстана. Союзкинопрокат в дни празднования XXI годовщины Великой Октябрьской социалистической революции посылает в пригородные колхозы «Ужет», «10 лет Казахстана», «Горный гигант» и в колхоз имени Сталина лучших механиков с кинопередвижками, которые будут демонстрировать в колхозах звуковые фильмы.


«Октябрьская песня» Гомера советского народа

Акын Джамбул Джабаев
Джамбул Джабаев
92-летнему акыну Джамбулу Джабаеву в мае 1938-го по всему СССР широко отметили 75-летие творческой деятельности. На весь Союз его имя впервые прозвучало в 1936 году на Декаде казахского искусства и литературы в Москве, участником которой он был. И с того времени имя орденоносца Джамбула (именно так его представляли тогда в печати, а после декабря 1938-го – как дважды орденоносца), постоянно мелькало на страницах печати – как всесоюзной, так и республиканской. Множество лестных эпитетов дано ему в то время. В мае 1938-го армянский поэт Гурьян Татул опубликовал очерк о Джамбуле под заголовком «Гомер советского народа».

Джамбул быстро откликался на многие события в жизни страны. Совершили свой перелет три советские летчицы в сентябре 1938-го – и вскоре в газетах публикуют перевод песни акына об отважных летчицах. Разбила РККА самураев у озера Хасан – и снова Джамбул тут как тут с новой песней. Прошел в Алма-Ате съезд молодых женщин в октябре 1938-го – и публикуется очередное произведение Джамбула, прославляющее молодых женщин.

Не прошел Джамбул и мимо годовщины Октябрьской революции. 7 ноября 1938 года на страницах «Казахстанской правды» публикуют его «Октябрьскую песню». Позволю себе, завершая свой очерк, привести ее текст полностью, чтобы напомнить современным жителям Алматы, о чем и как писал этот человек, чьим именем в городе названа одна из улиц в центре города, и которому установлены бюст и памятник.


Лети, моя песня, ты – вольный тулпар!
Домбра запевай! Горделивый Талгар
Суровой вершиной, закованной в лед,
Встречает чарующий солнца восход.
Цветет моих солнечных песен страна,
Весь пасмурный мир освещает она.
Расцвел умиравший чинар-великан,
Расцвел засыхавший красавец тюльпан.
Потоком, что в бурю прорвался с горы,
Ударили струны столетней домбры,
И песню борьбы из аула в аул,
Как радость, как счастье, проносит Джамбул.
В богатстве, обильи и славе живет
Могучий, великий советский народ.
На веки союз нерушимый скреплен
Дружбой народов и братством племен.
На всех языках мы поем об одном –
О Сталине мудром, великом, родном.
Он стан жестарнаков*) в степи разорил,
Он вечное солнце земле подарил,
Булат его правды острей, чем алмаз, –
В борьбе он героями вырастил нас.
С горячею песней столетний Джамбул,
Как сокол, на взлете крылами взмахнул, –
И восемь ладов на двуструнной домбре
Запели о родине, об Октябре.
Прислушайтесь, степи, прислушайтесь, горы,
Прислушайтесь, реки, моря и озера!
Прислушайтесь к песне, вершины Алтая,
Прислушайся к песне, ты, степь золотая,
Прислушайтесь. Каспий и вольный Арал,

*) Легендарные чудовища – оборотни
Прислушайтесь все, кто о счастье мечтал.
Его, наше счастье, как струны домбре,
Батыры веков принесли в Октябре.
Батыры народов, батыры земли –
Нам Ленин и Сталин его принесли.
Их разум, их воля весь мир обновила,
И песни народа они вдохновили.
Джигитом я стал! Я иду молодой
На всенародный ликующий той.
Джигитом я стал! Я иду и пою
О Родине радости песню свою.
Родине золото льется из гор,
Родине степь – Сыр-дарьинский ковер
Солнечным утром в подарок несет.
Родине строит мой внук самолет,
Родине песни слагают аулы,
Эмба горячую грудь распахнула,
Риддер, Балхаш, Карсакпай, Коунрад,
Клад своих недр, невиданный клад,
Что для народа в веках берегли –
Родине Сталинской в дар принесли.
Взвейтесь Октябрьской песней, знамена,
Идет по земле молодой, обновленной
Народ мой великий, народ возрожденный.
Суровой зимы и безрадостных дней
Не будет на светлой отчизне моей.
Но если грозою повеет война, –
Готова к борьбе молодая страна.
В последний победный решительный бой
Ее на врагов поведет за собой
Отец нашей радости – Сталин родной.

Перевод Павла Кузнецова



10.11.2013 г. © Алоис Назаров. Перепечатка запрещена.

Количество просмотров страницы: 2842


Мы в социальных сетях