Мы в социальных сетях

Главная Об Алматы Интересное событие Об Индии Разные статьи


Алматы весной




»Карта Алматы


Новое: Сколько фонтанов в Алматы?
(10.08.2017)
Сколько лет истории фонтанов Алматы?
(10.08.2017)
Как снимают «Балуана Шолака»
(01.07.2017)

29.09.2014 г. © Алоис Назаров. Перепечатка запрещена.


Этот место на карте Алматы
Пояснение к публикации

В октябре 2010 года на страницах газеты «Известия-Казахстан» был опубликован мой очерк «Тайна парковых могил раскрыта», в котором я обратился к теме, интересовавшей многих краеведов Алматы и просто жителей города: кто похоронен под двумя плитами, находящимися в западной части парка 28 героев панфиловцев.

На тот момент наибольшее хождение имела версия, что под могильными плитами покоится прах дочери бывшего генерал-губернатора Семиреченской области Г. А. Колпаковского Александры и его внука. Эта версия, например, в январе 2004 г. прозвучала из уст алматинского краеведа В. Н. Проскурина на вечере памяти Г. А. Колпаковского в Государственном академическом русском театре им. М. Ю. Лермонтова.

Я думаю, что правда о том, кто на самом деле покоится под двумя гранитными плитами в парке, так и так стала бы известной и без моего участия. Но в любом случае потребовались бы документальные подтверждения, которые мне и удалось отыскать в метрических книгах церквей города Верного. Именно это я считаю своим личным вкладом в разрешение загадки с двумя старыми верненскими могилами. И мне до сих пор непонятно, почему другие краеведы Алматы (как нынешние, так и жившие в прошлом) проигнорировали такой ценный источник, как церковные метрические книги.

Так выглядели могилы в парке в мае 2014 года
Могилы в парке в Алматы

Хотя мой очерк «Тайна парковых могил раскрыта» напечатан уже четыре года назад и был однажды даже пересказан на другом сайте, многие жители Алматы по-прежнему не знакомы с новейшими выводами о том, кто похоронен в парке. Немало и таких, которые живут в Алматы не первый год, но даже не слышали об этих могилах. Поэтому повторение публикации моего очерка в Интернете считаю полезным для расширения познаний алматинцев и иногородних об одной из страничек в прошлом Алматы. Тем более, что сайт газеты «Известия-Казахстан», на котором мой очерк можно было найти (наряду с печатной версией газеты), уже не функционирует (как и перестала издаваться сама газета).

В очерке текст сохранен почти полностью. Исправлена вкравшаяся в него ошибка: дочь Колпаковского умерала не в ноябре, а в декабре 1860 г. Также для более удобного восприятия некоторые абзацы разбиты на два абзаца. Ну и добавлены фотографии тех метрических записей, которые раньше я не обнародовал (лаконичный формат газеты не позволил их опубликовать).

Добавлю также, что вскоре после выхода очерка могилы в парке привели в порядок. Наибольшее участие в этом принял, как надо полагать, причт находящегося рядом Свято-Вознесенского собора, возможно, также Союз православных граждан Казахстана. Теперь между плитами водружен крест. Но имена погребенных не написали. К сожалению, в Алматы находятся и сторонники убрать из парка эти две могилы.



Тайна парковых могил раскрыта

800 метров признания

Г. А. Колпаковский
Г. А. Колпаковский
«Могил было две: генерала Колпаковского и его супруги. Когда-то здесь находились цветники, стояла ограда, висела неугасимая лампадка. Сейчас ничего не было. Только две огромные глыбины из красного граниты да черная якорная цепь над ними – смертная двуспальная опочивальня!»

Такими были две могилы в парке Федерации, бывшем Пушкинском саду, сейчас имени 28 гвардейцев-панфиловцев, описанные в романе «Факультет ненужных вещей» Юрия Домбровского, в 1937 г. С тех пор парк сильно преобразился, но два надгробия как стояли, так и продолжают стоять. Только цепи уже давным-давно нет. Безымянные же могилы обросли легендами. И одна из них – что под плитами покоится чета Герасима Алексеевича и Мелании Фоминичны Колпаковских. Хотя вполне могли бы.

В самом начале 20-го века было намерение перенести в Верный прах генерала от инфантерии и его супруги из Санкт-Петербурга, с Никольского кладбища в Александро-Невской лавре, в административный центр края, для развития которого Герасим Алексеевич, будучи его военным губернатором, сделал очень много. Но не сложилось. Сначала свершилась одна революция, вскоре – другая. А там уж было не до переноса останков генерала, олицетворявшего для новой власти и ненавистный царский режим, и позорное колониальное прошлое. Деньги, собранные общественностью на сооружение бюста Колпаковскому в Пушкинском саду, израсходовали на строительство детской площадки (это тоже можно записать в счет благих дел Колпаковского, только посмертных). А проспект его имени переименовали в проспект имени вождя пролетарской революции.

То, что могильные плиты достояли до наших дней, – в некотором роде чудо. Из того же «Факультета ненужных вещей» узнаем, что директор краеведческого музея, разместившегося по соседству, в закрытом Туркестанском кафедральном соборе, не раз собирался убрать или просто взорвать эти глыбины. Можно не сомневаться, что так оно и было в действительности. Ведь в образе главного героя, сотрудника этого музея, много автобиографичного – писатель Юрий Осипович Домбровский какое-то время сам работал в музее и уж хорошо знал намерения его тогдашнего директора.

Могила Г. А. Колпаковского в Санкт-Петербурге. Фото Аллы Дубровиной
Могила Г. А. Колпаковского

Могила М. Ф. Колпаковской (жена Колпаковского) в Санкт-Петербурге. Фото Аллы Дубровиной
Могила М. Ф. Колпаковской

Итак, могильные плиты хотели убрать. Но герой дилогии Домбровского, вмешался: «Все это как-никак, а история, краеведенье. Времена меняются. Вот Хабаров уже опять великий человек, и Кутузов тоже великий человек, и даже суворовский музей открыт опять в Ленинграде. Так мало ли что! Повремените».

Как в воду глядел Юрий Осипович! Времена точно переменились. И генерала Герасима Алексеевича Колпаковского нынешняя власть реабилитировала, если так можно выразиться, признала его заслуги как перед краем, так и перед городом. Есть теперь в Южной столице Казахстана и улочка имени Колпаковского, бывшая Новосельская, длинной 800 метров. И памятник на месте Узынагашской битвы позволили восстановить и торжественно открыть. Как известно, тем успешным для небольшого отряда русских и казахских воинов сражением командовал Герасим Алексеевич Колпаковский. В нынешнем году 150 лет со дня той битвы [так оно и было в 2010 г. – А. Н.].


Задача с двумя неизвестными

Так выглядели могилы в парке в августе 2006 года
Могилы в парке в Алматы

Итак, герой Юрия Домбровского ошибался, считая, что в парке покоится бывший военный губернатор и его супруга. Но ошибался не только он один, но и многие другие жители города. Скорее всего, это была широко распространенная городская легенда тех лет, о захоронении в парке именно генерала и генеральши, которую Юрий Осипович наверняка не раз слышал, после того, как судьба забросила его в столицу Казахстана в начале 1930-х годов. А не выдумка автора. И можно догадаться, откуда у ней ноги растут.

По-видимому, информация о намерении перенести прах первого военного губернатора края в Верный была так широко растиражирована, что многие верненцы решили, что это было сделано. С легкой руки писателя легенда оказалась живучей. Читавшие дилогию Домбровского верили написанному о том, что в парке похоронен генерал Колпаковский с женой. И пересказывали это тем, кто этих книг не читал. Мой сосед, умерший два года назад, до конца своих дней был убежден в истинности версии из дилогии Домбровского.

Раскрыть тайну парковых могил пытались не раз. Больше всего для этого сделал покойный краевед Николай Ивлев. Он отыскал убедительные данные, что в парке были похоронены именно родственники Герасима Колпаковского. В 1997 г. вышла его статья «Кто похоронен в парке?» В ней он привел все известные ему версии о том, кто может покоиться под гранитными плитами, что само по себе интересно. По одной, там похоронены две неизвестные девочки, утонувшие в Малой Алматинке. По другой – священнослужители Кафедрального собора. По третьей – дети Герасима Колпаковского.

Сам Ивлев всерьез рассматривал только третью версию, в которую внес корректировку. Он отыскал изданную в Ташкенте в 1911 г. брошюру «Краткая памятка о первом наказном атамане Семиреченского казачьего войска Герасиме Алексеевиче Колпаковском». Как раз из той брошюры стало известно о намерении перенести прах генерала и его супруги из Петербурга в Верный и захоронить там же, где находятся могилы двух их детей – в Пушкинском сквере, что напротив женской гимназии. Имена детей в брошюре не названы. Второй документ, на который ссылался Ивлев, было письмо Колпаковского верненскому архитектору и учителю гимназии Павлу Гурдэ, написанное, по-видимому, в 1894 г. В письме есть такая фраза: «Позвольте принести от себя и от жены глубокую признательность за выраженную готовность исполнить нашу усердную просьбу об исправлении скромных памятников над могилами наших дочери и внука». Особенности надмогильных камней, описанные в письме, совпадают с сохранившимися останками могил.

Николай Ивлев предположил, что в одной из могил похоронена дочь Александра, вышедшая замуж за архитектора Базилевского. По его версии, она умерла в конце 1890 или начале 1891 г. во время родов и была похоронена в парке вместе с умершим младенцем. Откуда взялась убежденность краеведа, что похоронена именно Александра и эта дата? В послужном списке генерала Колпаковского, копия которого хранится в ЦГА РК, в разделе о семье указаны две дочери – Мария и Александра и два сына – Михаил и Григорий. Последнее событие в карьере Герасима Колпаковского, отмеченное в этом документе – назначение его членом Военного совета в 1889 г. Из этого следует, что сам документ составлялся где-то в 1889 или 1890 году. Раз дочери генерала в нем указаны, то они на тот момент были живы. О Марии точно известно, что она умерла и похоронена в Ташкенте. Следовательно, по методу исключения, в парке похоронена Александра. Вполне логично. Тем более и в послужном списке генерала за 1877 г. кроме Марии и Александры другие дочери не указаны. С точностью датировки несколько сложнее. Предполагаемую дату смерти можно было бы протянуть до осени 1894 г, до предположительной датировки письма.

Версия Николая Ивлева о могилах в парке, кажется, была прията не только многими другими историками, но и журналистами, правда, как это часто бывает, в публикациях ее пересказывают иногда с искажениями.


Задача с двумя неизвестными

Казалось бы, остается установить имя внука Колпаковских, дату смерти их дочери Александры и младенца, и в деле о могилах в парке можно ставить точку. Именно это и вознамерился сделать автор этой статьи и разгадать, наконец, алматинскую тайну века, перекочевавшую из 20-го века в 21-й. К сожалению, в поисках ответа на вопрос о том, кто погребен в парке, краеведы пренебрегли очень важными документами – метрическими книгами, ведением которых занимались церкви. В них фиксировалось движение населения – факты рождения, брака, смерти. Приводились конкретные имена, отчества, фамилии, звания, должности, даты. В общем, неоценимый источник сведений по генеалогии и истории. Вот к этому типу источников я и решил обратиться в поисках ответа.

Но одно дело захотеть что-то найти, другое дело – найти. В дореволюционных метрических книгах заключены сведения о десятках тысяч людей, и отыскать упоминание нужного человека непросто, особенно если точно неизвестна дата интересующего события из его биографии. Нередко задача напоминает поиск иголки в стоге сена. В мою задачу входил поиск в метрических книгах о рождении, смерти и браке сведений о верненцах, которые в период между 1880 и началом 1890-х годов носили фамилию Базилевский/Базилевская. Период такой взят потому, что именно в этом промежутке произошла предполагаемая кончина погребенных в парке людей.

Казалось бы, остается установить имя внука Колпаковских, дату смерти их дочери Александры и младенца, и в деле о могилах в парке можно ставить точку. Именно это и вознамерился сделать автор этой статьи и разгадать, наконец, алматинскую тайну века, перекочевавшую из 20-го века в 21-й. К сожалению, в поисках ответа на вопрос о том, кто погребен в парке, краеведы пренебрегли очень важными документами – метрическими книгами, ведением которых занимались церкви. В них фиксировалось движение населения – факты рождения, брака, смерти. Приводились конкретные имена, отчества, фамилии, звания, должности, даты. В общем, неоценимый источник сведений по генеалогии и истории. Вот к этому типу источников я и решил обратиться в поисках ответа.

Но одно дело захотеть что-то найти, другое дело – найти. В дореволюционных метрических книгах заключены сведения о десятках тысяч людей, и отыскать упоминание нужного человека непросто, особенно если точно неизвестна дата интересующего события из его биографии. Нередко задача напоминает поиск иголки в стоге сена. В мою задачу входил поиск в метрических книгах о рождении, смерти и браке сведений о верненцах, которые в период между 1880 и началом 1890-х годов носили фамилию Базилевский/Базилевская. Период такой взят потому, что именно в этом промежутке произошла предполагаемая кончина погребенных в парке людей.

За два месяца архивных изысканий нашлись две записи, имеющее отношение ко всей этой истории. Во-первых, запись о браке Федора Васильевича Базилевского и Александры Герасимовны Колпаковской. Бракосочетание состоялось в октябре 1880 г.

Запись о браке Ф. В. Базилевского и А. Г. Колпаковской
Запись о браке Ф. В. Базилевского и А. Г. Колпаковской

Во-вторых (а это самая значительная находка) – запись о смерти сына «ташкентского местного архитектора» Федора Васильевича Базилевского по имени Владимир, наступившая 9 июля 1882 г. Мальчика отпели и похоронили на следующий день.

Запись о смерти внука Колпаковского Владимира Базилевского (левая часть метрической книги)
Могилы в парке в Алматы

Запись о смерти внука Колпаковского Владимира Базилевского (правая часть метрической книги)
Могилы в парке в Алматы

Это был первенец Федора и Александры Базилевских, умерший в возрасте одного года. Если допустить, что мать умерла при родах, а ребенок прожил еще год, то тогда бы запись об отце (матерей в списке умерших детей не указывали, только вдовых) сопровождалась словом «вдовец». Но этого нет! Значит в 1882 г. мать Владимира Базилевского, она же дочь Герасима Колпаковского пребывала в полном здравии. Даже если бы она и скончалась тогда при родах, то это могло произойти не в Верном. И вот почему.

Я изучил метрические записи Кафедрального собора о рождении за 1881 г. (тогда в самом Верном других церквей не было). И не нашел никакой записи о рождении Владимира Базилевского. Из этого следует, что он родился в другом месте и только после рождения был перевезен в Верный. Вероятным местом рождения был Ташкент. Это следует из названия должности его отца – «местный ташкентский архитектор». На то, что супруги Базилевские жили тогда в Ташкенте, указывают и биографические сведения о некоем Николае Федоровиче Базилевском, родившемся в Ташкенте в 1883 г. (найдены на сайте мемориала «Память»). Без сомнения – это второй ребенок Федора и Александры Базилевских.

Не сомневаюсь, что один из погребенных в парке – именно Владимир Базилевский. Если бы это было не так, то тогда пришлось бы ответить на ряд вопросов, не укладывающихся в рамки здравого смысла. Прежде всего – почему архитектор Гурдэ взялся добровольно ухаживать за могилами дочери и внука Колпаковских и пренебрег могилой Владимира Базилевского? Или – неужели могилы близких людей генерала Колпаковского были разбросаны по разным кладбищам? Ведь общеизвестная практика и прошлого, и современности – хоронить родственников, если есть возможность, рядом. Но, признав, что в парке похоронен Владимир Базилевский, следует отвергнуть версию о том, что рядом покоится его мать. Можно, конечно, возразить, что она скончалась позже при родах другого ребенка и была похоронена рядом с первенцем. Но могил-то две, а не три, да и Колпаковский в своем письме пишет о дочери и только об одном внуке. Так кто же тогда лежит во второй могиле?

Ответ на это вопрос дает запись из метрической книги о родившихся в укреплении Верном за 1859 г., найденная мной в 1998 г. Тогда я еще не знал, что это имеет отношение к двум могилам в парке. Так вот, 2 января 1859 г. в семье начальника Алатавского округа и киргиз Большой орды майора Герасима Алексеевича Колпаковского и его жены Мелании Фоминичны родилась дочь Леонилла. А недавно нашел и запись о смерти этой девочки. Она умерла в декабре 1860 г.

Запись о рождении дочери Колпаковского Леониллы
Могилы в парке в Алматы

Лист с записью о смерти Леониллы Колпаковской (запись № 215)
Могилы в парке в Алматы

Запись о смерти Леониллы Колпаковской (левая часть метрической книги)
Могилы в парке в Алматы

Запись о смерти Леониллы Колпаковской (правая часть метрической книги)
Могилы в парке в Алматы

А теперь самое интересное. На завершающем этапе поисков в архиве мне удалось выйти на женщину, являющуюся потомком Базилевских. В присланном мне письме есть такие строки: «Хочу сообщить Вам, что Александра Герасимовна Базилевская умерла 11 июня 1931 года в городе Смоленске. История о ее смерти при родах – чья-то выдумка. Захоронение в соборном саду действительно принадлежит семье Колпаковских-Базилевских. В одной из могил похоронен сын Александры Герасимовны и Федора Васильевича Владимир».

У меня нет оснований не верить этому сообщению. Прежде всего из-за приводимых деталей – факт женитьбы Базилевского на Колпаковской, их имена и отчества, имя их первенца Владимира и факт его смерти. О существовании Владимира Базилевского до моих архивных разысканий историкам вообще ничего не было известно (обязательный для исследователей лист использования документа в метрической книге за 1882 г. до моего ознакомления с ней был чист). Конечно, факт смерти Александры Базилевской в Смоленске не мешало бы подтвердить документально. Надеюсь, это удастся со временем сделать.

В 2004-м представители православной общины обратились с открытым письмом к акиму Алматы и предложили привести две безымянные могилы в парке в порядок и написать на них имена погребенных. Тогда они были уверены, что одно из них – Александра Базилевская-Колпаковская. Мои архивные находки и свидетельство потомка Базилевских в корне изменяют эту точку зрения. Если двум могилам в парке и суждено когда-то вновь обрести таблички, то на них, уверен, должны быть начертаны такие имена: Леонилла Герасимовна Колпаковская (3.01.1859 – 1.12.1860), Владимир Федорович Базилевский (1881 – 9.07.1882). Все даты – по старому стилю (как в метрических книгах).

Гурдэ в 1896 г. написал верненскому городскому голове И.Д. Лутманову письмо с предложением увековечить память Г.А. Колпаковского. Из него узнаем, что генерал навсегда покинул Семиречье в 1889 г. В то время он здесь не занимал никаких должностей и приезжал, очевидно, повидаться с родственниками (у него в Верном служил брат), знакомыми, проститься с городом и с могилами любимых дочери и внука – Леониллы и Владимира.


Документы, с которых делались фотокопии

Заполненный мной бланк заказа на изготовление фотокопий
Могилы в парке в Алматы

Обложка архивного дела (1882 г.)
Могилы в парке в Алматы

Обложка архивного дела (1858–59 гг.)
Могилы в парке в Алматы

Обложка архивного дела (1860 г.)
Могилы в парке в Алматы

Обложка архивного дела (1880 г.)
Могилы в парке в Алматы



29.09.2014 г. © Алоис Назаров. Перепечатка запрещена.

Количество просмотров страницы: 1891


Мы в социальных сетях