Мы в социальных сетях

Главная Об Алматы Интересное событие Об Индии Разные статьи


Алматы весной




»Карта Алматы


Новое: Улица Гризодубовой
(25.02.2017)
Моргушка
(11.08.2016)
Компот
(29.04.2016)

12.12.2013 г. © Алоис Назаров. Перепечатка запрещена.


Известный и неизвестный Андрей Зенков

Алматы на карте
1 декабря 2013 года исполняется 150-лет со дня рождения Андрея Павловича Зенкова – одного из тех, кто формировал облик Алматы дореволюционного периода истории – верненский, а также участвовал в строительном развитии города до середины 1930-х годов.

В связи с этим юбилеем «круглые столы» провели музей истории Алматы и дом-музей имени Мухтара Ауэзова. Знаменательной для алматинцев дате посвящен и мой очерк.


Могила зодчего

Вход на Центральное кладбище, первый поворот направо, надгробие-ориентир, от него снова направо. И вот стою перед серой плитой с уже не очень четко читаемой надписью:

Инженер Зенков Андрей Павлович. Родился 29/II 1863 г. Умер 1/VIII1936 г.

Выше нее – пятиконечная звезда с серпом и молотом посередине. За этой плитой – еще одна, упирающаяся в памятник, поставленный явно в более позднее время, с такой же надписью. Здесь покоится один из самых известных зодчих Верного.


Знают не все

Андрей Зенков
Андрей Зенков
В руках вырезки двух газетных статей.

«Имя А. П. Зенкова известно каждому алматинцу» – так начинается одна из них.

«К сожалению, сейчас имя Андрея Зенкова, этого удивительного человека, знают, пожалуй, немногие» – констатируется в другой.

Даты публикации примерно совпадают. Больше склоняешься ко второму мнению, подтверждаемому собственным анонмным опросом через Интернет. На вопросы «Кто такой Андрей Зенков? Что он после себе оставил?» согласились ответить 40 алматинцев. Из них точно знают, что это архитектор, шестеро. Еще четверо сомневаются – архитектор или не архитектор. Четверо знают только о наличии в Алматы улицы имени Зенкова. Остальные и этого не вспомнили (или не знают?).

Да, негусто… Только четверть информирована об Андрее Зенкове. А ведь о нем писали и пишут, пожалуй, чаще, чем о ком-либо другом, оставившем след в истории Верного. Выходит, совсем нелишним будет повторение пройденного.


Сын городского головы

Павел Зенков
Павел Зенков
Если жизненный путь Андрея Зенкова закончился в Алма-Ате, то начался в Тобольской губернии, в Тобольске. Его отец, Павел Матвеевич, был потомком крепостных крестьян, перешедших в купеческое сословие. Павел Зенков – также одна из самых известных личностей старого Верного, куда он подался с семьей в 1867 году. Город только начинал свое развитие, и Павел Зенков подвизался здесь вольным архитектором – выполнял заказы на проекты для строительства зданий.

Разрушительное землетрясение 1887 года не оставило почти ничего из его архитектурных творений. Но одно стоит до сих пор. Это дом лесничего Эдуарда Баума (сейчас на ул. Амангельды). И прямоугольная планировка города – тоже одна из его идей, поскольку он участвовал в разработке первого генерального плана Верного. В историю города Павел Зенков вошел и как первый городской голова (то есть мэр, аким). Эту должность он занимал в 1877–1888 годы.


Инженер Омского военного округа

Андрей Зенков в начале
1890-х

Андрей Зенков
Яблоко от яблони, как известно, недалеко падает. Андрей Зенков пошел по стопам отца. Только получил, в отличие от него, специальное образование. После окончания верненского трехклассного училища и омского кадетского корпуса он учился в Николаевском инженерном училище, а затем в Николаевской военно-инженерной академии в Санкт-Петербурге. После окончания последней возвращается в Омск и заведует инженерной частью Омского военного округа – выполняет обязанности военного инженера, занимается гражданским строительством в Семипалатинске, Усть-Каменогорске, Каркаралинске.

Но ностальгия по Верному, по родной семье, очевидно, не покидала его. Это чувствуется в следующих зенковских поэтических строках о Верном, написанных в 1890 году:

На полдень от южных сибирских степей
Есть город раздолья и неги!
Заманчива жизнь там, средь чудных полей
Алмазные блещут там горы
Бегут водопады, журчат ручейки,
Утесы над ними склонились
Деревьев могучих собрались полки
У снежных вершин, и заснули...
Я там забывался, я верил, любил...
Вас ждут там с восторгом аллели
Акаций душистых, спешите туда,
Спешите скорее, скорее!


Возвращение в Верный

Бывшее Военное собрание
Бывшее Военное собрание
Сам Андрей Зенков своему же призыву и последовал, подав рапорт о переводе в Семиреченскую область. И в июле 1898-го прибывает в Верный, где назначается заведующим чертежной мастерской Инженерной дистанции. С этого момента начинается его деятельность как одного из верненских зодчих – проекты гражданского строительства, мостов, надзор за проведением строительных работ...

От старого Верного до нашего времени дошло мало построек. Есть среди этого архитектурного наследия и зенковские творения. В «Государственном списке памятников истории и культуры республиканского значения» (2008 год) и в Государственном списке памятников истории и культуры местного значения города Алматы» (2010 год) к ним относятся:

Бывший дом купца Гаврилова (ул. Желтоксан, 167).
Бывший дом купца Шахворостова (ул. Фурманова, 99).
Бывший дом офицерского собрания (ул. Зенкова, 24).
Бывшее городское начальное реальное училище имени А. Колпаковского (ул. Гоголя, 37).
Бывший торговый дом купца Габдувалиева (ул. Жибек жолы, 39).
Бывший пансион Верненской мужской гимназии (П. В. Гурде при участии А. П. Зенкова, пр. Достык, 15).
Бывшее здание женской гимназии (ныне – корпус Алматинского Государственного университета им. Абая) (ул. Валиханова, 64).
Жилой дом (бывшее здание филиала №1 обувной фабрики «Джетысу», бывший дом купца И. Габдулвалиева, ныне – ТОО «ГЦИ») (ул. Тулебаева, 38).

Вне этого списка – такие строения, как бывший дом директора гимназии (сейчас здесь консульство Турции, ул. Толе би), бывшая женская гимназии (Толе би, 31), дом его сестры Марии в Тастаке.


Сомнения краеведов

Кафедральный собор
Кафедральный собор в Алматы
Не все согласны с авторством Андрея Зенкова ряда зданий. Так, краевед Неля Букетова представила архивные документы, из которых можно предположить, дом купца Габдувалиева (ныне магазин «Кызыл-Тан») строил П. В. Гурдэ.

Наиболее же жаркие споры между краеведами разгорелись по поводу одного из шедевров дореволюционного деревянного зодчества. – о Туркестанском кафедральном соборе в Городском (Пушкинском) парке. Многие склоняются к тому, что наиболее деятельное участие в проектировании собора приняли архитекторы К. Борисоглебский и С. Тропаревский. Всеми же строительными работами руководил Андрей Зенков, внеся по ходу строительства немало важных изменений.

В то же время биограф Зенкова Виталий Бакуревич утверждает, что документы, найденные им в Государственном республиканском архиве, позволяют сделать вывод, что автором проекта является именно Андрей Зенков. Доказательству этого он посвятил книжку «Неизвестный Зенков», изданной в 2007 году на свои скромные средства пенсионера.

Чью бы сторону ни занимать, бесспорным остается тот факт, что собор лишь с незначительными повреждениями выдержал сильнейшее землетрясение 1910 года, как и все остальные зенковские постройки. И в этом прежде всего его заслуга, внедрявшего в Верном методы антисейсмического строительства.


Малоизвестные страницы жизни

Об Андрее Зенкове написано несколько статей. Его образ выведен и в ряде документальных фильмов (например, «9 баллов»). Но работы, целостно показывающей его и как военного инженера, и как человека, пока нет. Для этого необходимо воссоздать не только верненский период Андрея Зенкова, но и тех лет, когда он находился вне Верного – в Омске, в Санкт-Петербурге, в действующей армии в годы Первой мировой войны, во Фрунзе.

Андрей Зенков в 1900-е гг.
Андрей Зенков
Но и некоторые эпизоды жизни в Верном пока краеведам совсем неизвестны. В 2010 году в республиканском архиве мной обнаружено дело о назначении Андрея Зенкова архитектором в Терскую область. Дата – 1908 год. То есть он намеревался уехать из Верного, но передумал. Какие мотивы за этим стоит, пока неясно.

Довольно скудные сведения имеются о периоде 1916–1921 годов. Андрея Зенкова тогда мобилизовали в армию, и он был инженером при штабе Юго-Западного фронта, являлся, по-видимому, одним из разработчиков знаменитого Брусиловского прорыва. После окончания войны он еще некоторое время оставался в Старо-Константинове, где находился штаб фронта, был инженером при военкомате.


Из Алма-Аты во Фрунзе и обратно

Его возращение в Верный в 1921 году было омрачено несколькими трагическими событиями. Его племянника, казачьего офицера Ивана Бакуревича, воспитывавшегося в семье Андрея Зенкова, красные изрубили шашками. Над тремя младшими племянницами чекисты во время обыска надругались. Умирает жена Евдокия. После ее смерти Андрей Зенков сделал, было, предложение Дарье Ильинской, но она была монашенкой и отказала.

Далее последовали события, из-за которых Зенков, по мнению Виталия Бакуревича, на несколько лет уехал во Фрунзе. Он полюбил дочь своего приятеля Анну и женился на ней. Но репутация его молодой жены был такой, что от Зенкова отвернулось верненское общество. И он с супругой уехал во Фрунзе, где участвовал в строительстве этого города, разрабатывая генплан и проекты нескольких крупных административных зданий.

Через несколько лет Андрея Зенкова вновь пригласили работать в Алма-Ату, куда он и вернулся.


Не только строитель

Интересы Андрея Зенкова не замыкались только инженерно-строительным делом. Он увлекался живописью. Правда, сохранилась только одна картина под названием «Кентавры». Она сейчас в частной коллекции.

Писал он и стихи. Часть из них публиковалась в газете «Семиреченские областные ведомости». Альбом со стихами Андрея Зенкова (а их около 50) хранится у Виталия Бакуревича. Он все их включил в книжку «Неизвестный Зенков». Многие из стихов посвящены друзьям Зенкова, есть стихи-посвящения первой жене Евдокии, второй жене Анне. Одно стихотворение посвящено селю 1921 год. Есть и такие, которые наполнены социальным или политическим содержанием (например, «Антихрист»).

Одиночество последних лет

Смерть Андрея Зенкова показала, что последние годы жизни он был фактически одинок. Его хоронила семья Бакуревичей, с которыми Зенков породнился еще до революции (его сестра Мария была женой казачьего генерала Владимира Бакуревича) и Дарья Ильинская. Единственный венок сделали из фикуса. Покойного инженера положили в некрашеный гроб. На нем была голубая в полоску косоворотка, хлопчатобумажные штаны, выданные Красный Крестом, на ногах никакой обуви.

В годы войны и в послевоенные годы семья Бакуревичей оказалось в Иркутске, и за могилой Андрея Зенкова ухаживала некая Анна Пантелеевна Зенкова. Она выдавала себя за его племянницу, но, как уверен Виталий Бакуревич, была всего лишь однофамилицей. Она то и положила на могилу сохранившуюся мраморную плиту.


Памятные места в городе

С семьей Зенковых (Матвея и Павла) в Алматы сейчас связан дом на улице Казыбек би 115. Удалось выяснить, что в октябре 1888 года Зенков-старший приобрел его у купца Лутманова. Его старый дом в районе Гостинодворской площади был разрушен землетрясением.

В то же время есть данные, что в том месте были два садовых участка, владели которыми Андрей Зенков и его жена Евдокия. В 1917 году последняя продала участок с домом некоему бухарскому узбеку.

Дом Зенковых в Алматы, ул. Казыбек би, 115
Дом Зенковых в Алматы
Где жил Андрей Зенков после возвращения домой в 1921 году, доподлинного неизвестно. Может, в доме своей сестры Марии в Тастаке.

После возвращения из Фрунзе Зенков с молодой женой поселился в домике в районе нынешних улиц Панфилова и Курмангазы.

Где-то в начале 1990-х Виталий Бакуревич на встрече с заместителем председателя горисполкома Евгением Мочалкиным посетовал, что есть улица имени Зенкова в Горном Гиганте, но нет в городе. После этого решили исправить эту несправедливость. Так улица Пролетарская стала улицей имени Зенкова.

PS. Статья эта приурочена ко дню рождения Андрея Зенкова. Однако взгляд на могильную плиту, на которой выбита дата 19/II, привел меня в замешательство. Ведь это же римские цифры, значит – февраль? Но по всем известным мне источникам должен быть ноябрь. Пришлось связаться с краеведами Александром Вороновым и Виталием Бакуревичем, которые сказали, что это – ошибка. В послужных списках, хранящихся в архиве, указано 19 ноября. Это по старому стилю. По новому же – 1 декабря (для XIX века следует прибавлять 12 дней).



12.12.2013 г. © Алоис Назаров. Перепечатка запрещена.

Количество просмотров страницы: 4489


Мы в социальных сетях